Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

книги

Наш ответ Керзону

После того, как в предыдущем посте я дала ссылку на сакраментальный рейтинг Полки «100 главных русских книг XXI века», мне ужасно захотелось ответить им своим списком. Хоть я не критик никакой, а просто читатель.

Прежде всего, выделю два коммента по поводу списка Полки, которые мне понравились больше всех.

1. От Рафа: Ремеслуха разная бывает. В данном случае – как раз рассчитанная на своих, на этот список (который внизу, институт выборщиков). (...) Вообще, если сравнить список ославленных авторов со списком "жюри", мы найдем немало совпадений, а если еще учесть и родственные связи – то вообще. Не говоря уж о взаимопечатании. Налицо перекрестное опыление, симбиоз кукушко-петухов. Так что заголовок «100 главных русских книг XXI века» – просто наглость, надо бы честно назвать «100 книг XXI века, которые наша группочка считает нужным продвигать».

2. И от Лады: Всё Костя Мильчин, литературный критик. Написал, что никакого смысла не имеет сводный список, составленный из опроса 40 человек с совершенно различными вкусами. Что Машина книга на первом месте — страшнейшая вкусовщина, никакой объективностью список не дышит, и все это — средняя температура по больнице. Набежала тыща человек: объяснили Косте, что он дурак и ничего не понимает (ну это завсегда так), что зачем же он сам участвовал и не роптал (у вас вся спина белая), и пусть составит лучше. Была страшная рубка в фб, как всегда, нелицеприятная. Не сговорились. Но я список в целом не одобряю, он чудовищное лоскутное одеяло, в огороде бузина, а в Киеве дядька. Лучше бы и правда именные списки, в них хоть логика есть, на это же чудище из лоскутков оживленное и ориентироваться проку нет.

И тем не менее, список этот много кому может пригодиться – хотя бы чтоб выловить новые имена. Я по крайней мере убедилась, что более или менее в курсе дела (книги из списка Полки в моем отмечены звездочкой): совпадений много, хоть мне и забавно было отнести некоторые из «главных русских книг XXI века» в рубрику «Так себе».

Там у меня немного, в этой рубрике. Больше всего – в «Хорошо, нормально». Надо бы и ее поделить на «Хорошо» и «Нормально», но велено не множить сущности.

Список, понятное дело, жутко субъективен, и я даже сама с ним не соглашаюсь. Ну например, стоят у меня рядышком (в «Хорошо, нормально») Татьяна Толстая и Татьяна Устинова. Ну а что поделать: ни эту Толстую я не могу поднять выше, ни эту Устинову опустить ниже (хотя Устиновой одну книжку прочла и больше не буду, а «Кысь» у меня попала в высшую категорию).

Из списка даются ссылки на мои чтивные посты, но не на все: ранние посты (примерно до 2008 года) мне не нравится как написаны. Сейчас, кажется, лучше пишу, слава богу. Хорошо, что не наоборот. Была попытка учесть при сортировке первичное впечатление. Конечно, это сделать не просто, но попытка была.

В общем, вот он список. В алфавитном порядке имен писателей в каждой из категорий. Более или менее так.

Блеск

Алексей Иванов: «Географ глобус пропил»*
Алексей Иванов: «Тобол»

Алексей Сальников: «Петровы в гриппе и вокруг него»

Валерий Залотуха: «Свечка»

Владимир Сорокин: «День опричника»*
Владимир Сорокин: «Метель»*

Виктор Пелевин: «S.N.U.F.F.»

Мариам Петросян: «Дом, в котором...»*

Ольга Славникова: «Легкая голова»
Ольга Славникова: «2017»*
Ольга Славникова: «Басилевс»

Павел Санаев: «Похороните меня за плинтусом»

Святослав Логинов: «Свет в окошке»

Татьяна Толстая: «Кысь»*


Collapse )
книги

Текст и аудио

1. Все, что я хотела, но ленилась сказать про подкасты и прочие видео, высказал Авва.

2. Нас и на работе некоторое время тому назад заставляли в порядке соцобязательств закатать кусочек текста с картинками в ролик и втюхать это в мануал. И галочку поставить – есть, мол, видео. Теперь, слава те господи, забылось как страшный сон – то ли вышло из моды, то ли начальству стало понятно, что время и усилия лучше на дело употребить.

3. При том, что я не переношу видео и люблю текст глазами, есть некий промежуточный продукт, который я как раз предпочитаю тексту: аудиокниги. Это лишь на первый взгляд кажется странным. Разница аудиокниги с подкастом: можно слушать аудиокнигу и одновременно ехать на машине, заниматься спортом и по хозяйству. И темп не раздражает, ибо художественное же слово. Раньше еще раздражали плохие дикторы, но их становится все меньше и меньше.

4. На три прослушанные аудиокниги у меня приходится одна "глазная". Еще год назад аудикниги были на вес золота. И вот буквально в последнее время ситуация изменилась! Вчера я столкнулась с реальной проблемой пополнить "глазной" список: что ни проверю – есть в аудио, а значит глазами читать нет смысла. Кто бы мог подумать?

5. Кстати о списках – видели какой тут гуляет по сети? «100 главных русских книг XXI века». С одной стороны, странный, критиковать можно долго и страстно, а с другой – довольно много знакомцев на высоких местах (высокие, как водится, внизу списка). Так и хочется в ответ составить свой список, но дурное же занятие. Или составить? Может быть, может быть... Чтоб отвлечься от мрачных мыслей. Подумаю.
книги

Чтиво номер 88: Уильям Стайрон, Виктор Пелевин, Тана Френч, Эшколь Нево

Виктор Пелевин, «Искусство легких касаний». Вместо романа – сборник из трех новелл. Первая и третья – короткие, с блеском написанные «штучки». Вторая, по которой и называется сборник – главная, именно оттуда я вытащила подборку цитат, раскрывающую геополитические секреты ГРУ. Это длинный, довольно запутанный философский детектив, и Египет там, и масоны разных стран, и бог по имени Разум, и Франция с ее химерами и горгульями (теперь разбудишь – наизусть отчеканю разницу), и конечно же, Россия с боевыми химерами. Заодно посмотрела, кто такой «самый влиятельный интеллектуал России» Галковский, над которым постебался Пелевин (свят-свят-свят). Новеллы почти не перекликаются меж собой – разве что чуть-чуть. Первая и вторая – легким французским колоритом (как я ржала про Беко с его «Натали» и шлюх в желтых жилетах!) и богом Баалом-Сатурном-Кроносом, героем первой новеллы, слегка упомянутым во второй. Третья с первой – мистическим голосом с кавказским акцентом. И все. Я сначала никак не могла понять, где обещанное продолжение «Тайных видов на гору Фудзи» – а оно оказалось в самом-самом конце. Мой друг mike_bb подкинул идею, что сюжет третьей новеллы навеян съемками эпопеи «Дау», на которые российские олигархи приезжали погружаться в эпоху. А что, запросто. Аудио начитано лучшими из лучших: Александр Клюквин, Кирилл Радциг – и еще Андрей Белый (не писатель – читатель!), которого слышу впервые, но он тоже очень хорош.

Тана Френч, «Рассветная бухта». Как известно, у Таны Френч следователи кочуют из книги в книгу чуть ли не рандомальным образом: был второстепенным героем – стал главным, типа того. И на этот раз главный герой – бывший второстепенный и отрицательный, а в этой книге относишься к нему с сочувствием. Эта фишка мимо меня прошла, так как я прошлую книгу не читала – но было другое, что меня сильно впечатлило. Например, про то, что бывает с человеком, настроенным на успешность (деньги, удача, роскошь), когда удача вдруг его оставляет (в данном случае причина – экономический кризис, но не это главное). И – смежная тема – про «города-неудачники»: «города будущего», которым суждено было превратиться в города-призраки. Еще больше меня поразило признание одной френдессы: под впечатлением этой книги она решила не покупать дом на бумаге в кредит. И это многое говорит о писательнице (и о френдессе, и обо мне). Писательница пишет детективы – и они мне не очень нравятся: слишком много психов, неоправданные повороты сюжета. А вот художественность описания, прекрасные диалоги, атмосферность, психологичность, пища для размышлений – это да! Л. жаловался на занудство, я – нет, мне такое занудство нравится. Аудио начитано Сергеем Кирсановым, не хорошо и не плохо – нормально.

Уильям Стайрон, «Выбор Софи». Есть очень известная экранизация этого романа с Мерил Стрип, многие ее видели, а я как-то прозевала. Но не так давно Игорь Князев начитал книгу (великолепно, да!) и появилось множество восторженных на нее отзывов. Алла дала ссылку на предисловие Игоря к своей работе, мне понравились его мысли и формулировки. Процитирую кое-что, заодно будет нам описание книги. Автор почти сразу проговаривается в любви к русской классике, что и немедленно подтверждается на практике. То есть, что мы здесь имеем? Для меня это некая литературная игра, когда автор, американец-южанин, любящий и знающий свои корни, берет главный треугольник из "Идиота" Федора нашего Михалыча и смешивает его с "Трамваем "Желание" Теннеси ихнего Уильямса. Причем тщательно тасует карты, и свойства одних героев достаются другим (...) Наблюдать за этими кросскультурными связями очень интересно. Но, конечно, книга не стала бы классикой, если бы не было «во-вторых». А во-вторых, параллельно с летящей «Бруклинской историей» о становлении юного писателя, всплывает или, вернее, наваливается совсем другой слой, имя которому – Освенцим. (...) К чести автора, он делает это путешествие через преисподнюю весьма аккуратно, позволяя каждому отворять свою внутреннюю форточку, насколько ему надо. Талант Стайрона даёт такую возможность. Ну вот, теперь вроде бы понятно, какие неподъемные темы поднимает этот роман. И если как минимум из-за тематики он считается шедевром американской литературы, то мне он таковым не показался. Как это часто бывает, хочется сравнивать с последней книгой, прочитанной на эту тему, а это были «Два брата». Как-то неловко отдать предпочтение Бен Элтону, но... при том что Стайрон в сто раз круче как писатель (плотная, яркая проза), он кажется довольно беспомощным на предмет композиции. Боже! Сколько слов, сколько повторов и ненужных пережевываний... Очень, очень многословно – особенно в сценах с Лесли и безумными моментами Натана, просто издевательство над читателем. Ну и страсти роковые, достоевщина всякая – это я тоже не очень. Может ли это быть тем случаем, когда фильм лучше книги? Теоретически может, надо только уговорить Л., но пока не получается. А на Натана киношного лично мне интересно было бы поглядеть.

Эшколь Нево, «Три этажа». Как нетрудно догадаться из названия, герои книги живут на трех этажах одного дома. И каждый рассказывает свою историю своему собеседнику (не всегда существующему) в виде монолога. Чуть-чуть эти соседи между собой пересекаются – буквально парой слов. Написано увлекательно, видно, что автор – хороший психолог, в истории погружаешься и трудно оторваться. Третья история показалась мне самой психологичной, глубокой, заставляющей задуматься – хоть впечатление и подпортил просвечивающий сквозь нее левый дискурс. Книга была прочитана на предмет «а кто у нас, собственно, сегодня в Израиле есть, кроме Шалева» и на вопрос отвечено, что кто-то есть, но пока есть Шалев, будем (предпо)читать его.
книги

Искусство легких касаний

«Какую задачу ставил перед собой Изюмин?.. Разумеется, сокрушить Америку… Но он понимал, что с такими здоровыми и вменяемыми людьми, какими были американцы конца двадцатого века, проделать подобное будет сложно. Поэтому его задачей было разрушить то главное, что делало Америку Америкой – ясный, рациональный и свободный американский ум. В идеале он хотел превратить США в такое же тупое и лживое общество, каким был Советский Союз конца семидесятых. Задачей Изюмина было свергнуть свободу слова и создать в Америке омерзительную и душную атмосферу лицемерия, страха и лжи, погубившую Советский Союз. С той же аморалкой, парткомом, кучей запретных тем и избирательным правосудием».

Нет, конечно же, я еще напишу краткий отчет по этой книге и еще трем впридачу – не ломать же традицию. А пока – цитаты, приведшие меня в восторг, как логичное объяснение маразму, происходящему ныне в Штатах.

«Сначала введем диктатуру меньшинств. То есть не самих меньшинств, ясное дело, а прогрессивных комиссаров, говорящих от их имени. А еще лучше комиссарш. И одновременно прокурорш. Таких непонятно откуда взявшихся кликуш, перед которыми все должны будут ходить на цирлах и оправдываться в твиттере под угрозой увольнения. Назовем это диктатурой общественного мнения. Потом отменим свободу слова под предлогом борьбы с hate speech – для всех, кроме наших. А затем посадим на царство какую-нибудь дурочку-социалистку или Берни. И получим вместо Америки большую невротизированную Венесуэлу с триллионными долгами».

Отлично, отлично. Цель еще не достигнута, но прогресс налицо. Как они это делали? Подробности в тексте книги, если коротко – в основном через твиттер, ибо:

«Человек – это просто обезьяна со смартфоном. Она скачивает из ночной темноты подсунутые неизвестно кем программы, ставит их на свою глупую голову и начинает скакать».

«А затем следовало дождаться очередной большой рецессии, чтобы материальный кризис наложился на духовный. Тогда, говорил Изюмин, в Америке начнутся войны клоунов… Изюмин говорил, что американцы называют свою реальность «clown world». Каков приход, такой и бунт. Сначала запылает цветная во всех смыслах революция, которая сильно подпалит здание цирка. Затем будет гражданская война, а потом к власти придет военная хунта, где соберутся нормальные люди. И вот с ними уже можно будет вести диалог. Таков был дьявольский план ГРУ».

Из откровений практических исполнителей:

«Последнее, что я делал лично – это химеру по общей теории относительности. Смысл был такой, что она расистская, потому что в разработке не участвовал ни один негр. У них в академических кругах это сразу приживается, два раза стучать не надо».

«Мы на самом деле не вмешивались в американские выборы. Делали вообще все, кроме этого, но туда не лезли – потому что от президентских выборов зависит только меню Белого дома».

Правда что ль? Хотелось бы верить.

И бонусом – геомистическое объяснение покоренья Крыма-2014.

«Мощное черноморское присутствие необходимо России с геомистической точки зрения… Европа тайно тяготеет к воссозданию Римской империи: даже беженцев принимают в основном с тех территорий, где располагались римские провинции… Геомистика учит, что единственный шанс России остаться в Европе – это сохранить как можно больше территорий, где когда-то существовала греко-римская культура. Это как всунуть ногу в просвет закрывающейся двери, а поскольку наши недруги закрывают дверь весьма упорно, надо, чтобы на этой ноге был очень прочный ботинок».

А ведь книга вышла летом 2019, почти за год до апофеоза BLM, Cancel culture и прочих невероятных для США событий. – Если тебе кто-то скажет, что Пелевин исписался и повторяет себя самого, – сказал мне Л. вчера за обедом, – покажи ему вот этот палец. Я пальцев этих не показыватель, но с общей идеей целиком и полностью согласна.
книги

Чтиво номер 87: Бен Элтон, Людмила Улицкая, Мишель Уэльбек, Торнтон Уайлдер

Бен Элтон, «Слепая вера». «1984» плюс «451 градуса по Фаренгейту» на новый манер. Прекрасный новый мир (в данном случае Англия) включает: вакханалию политкорректности и толерантности, ежеминутные обвинения в расизме, экраны на всю стену с принудительным общением, культ голого тела, непрекращающийся шум, обязательную эпиляцию и много другого интересного. Отдельно надо отметить теократическое государство с духовенством в белых атласных шортах (жарко) под эгидой Иисуса Христа, святого Элвиса и Дианы, сочетающего веру в Бога-и-Любовь с картами таро и астрологией. Запрещено: теория Дарвина, прививки, признание факта высадки на Луну, чтение запрещённых книг (по сути, любых из Допотопной эры). Костры с этими книгами и заодно еретиками жгут на стадионе Уэмбли. А не жалко: все равно у людей клиповое мышление и читать они разучились. Картина мира после Потопа выписана ярко и почти непротиворечиво. Но некие противоречия я все же наблюдаю: в мире Элтона запрещены детские прививки, а народ пичкают нездоровой пищей. По моим же понятиям ЗОЖ с антипрививочниками чаще идет в одном комплекте. Но книга могучая. Читается запоем, сопереживание главному герою налицо, и многие ситуации вполне узнаваемы. Вот чуть-чуть утрировать наш сегодняшний мир – и получится вся эта красота. Читает Сергей Чонишвили – ну, это всегда высший класс. И очень его манера подходит для этой книги. Кстати, Алекс Тарн описывал мир непосредственно перед потопом, а Бен Элтон после. Страны разные, а так многое сходится.

Торнтон Уайлдер, «Мост короля Людовика Святого». В детстве-молодости Уайлдер прошел мимо меня – даже не очень понимаю почему, я всегда старалась читать то, что «маст». Ну вот, а теперь, после моего поста про книгу «Теофил Норт», мне естественным образом намекнули про «Мост», который вообще-то входит в разные списки скольких-то лучших романов ХХ века на английском. Написано хорошо, ярко, плотно – да еще и действие происходит в Перу; после того как я там побывала, с удовольствием представляла те места. Но слушать мне было скучно. Трое чтецов (Евгений Терновский, Елена Морозова, Александр Хорлин) читают очень хорошо, но к книге прилеплена музыка в лучших традициях советских радиоспектаклей, лишний раз напоминая о том, что лучше было бы читать книгу в свое время. А вообще она нетривиальная. Автор задает вопрос ("Почему эти пятеро?") и на него не отвечает. Отвечает разве что за троих (и то с натяжкой), а двое вообще ни при чем. Но не будем занудствовать, а предположим, что роман был написан ради этих замечательных слов: «А скоро и мы умрем, и память об этих пятерых сотрется с лица земли; нас тоже будут любить и тоже забудут. Но и того довольно, что любовь была; все эти ручейки любви снова вливаются в любовь, которая их породила. Даже память не обязательна для любви. Есть земля живых и земля мертвых, и мост между ними – любовь, единственный смысл, единственное спасение».

Людмила Улицкая, «О теле души, Новые рассказы». Сначала был неприятный стих про каких-то неопрятных скачущих теток. Потом три рассказа просто отличных (мне даже думалось, что вот, не люблю рассказы как класс, а тут мастер пишет – совсем другое дело). Но последующие рассказы один за другим стали отчаливать кто в мистику, кто в сюр (Соня, Толя, ангел Воля), и захотелось всю книгу послать вместе с ними туда же. Начитано же (Юлией Рутберг) совершенно прекрасно, слушать было чистое наслаждение.

Мишель Уэльбек, «Серотонин». Великолепным (остроумным, циничным) стилем я упивалась с самого начала, но угнетала меня зацикленность героя на сексе. Да что ж это такое? – думала. Разве нельзя, чтоб точно такое и без этих перламутровых пуговиц (мешают). Будто автор меня услышал – постепенно эта фигня куда-то испарилась, а остался живой, гибкий, глубокий текст с двойным дном. Затягивает, оторваться невозможно. Меня затягивает – видимо, надо иметь определенную огранизацию головы и души, чтоб это работало. Конец странноватый, можно только догадываться, что автор имел в виду. Но так даже интереснее. Отдельно надо сказать, что в книге много про Нормандскую Швейцарию: Клеси, Пон-Левек, Ливаро, упоминается Фалез, Котантен, мыс ла-Аг... Еще недавно все это было для меня пустым звуком – а после того как Ирка нас туда свозила, оно воспринималось совсем как родное. А еще это единственная книга, где я видела упоминание про 1) Ива Симона как писателя, 2) песню Арагона-Ферре «Est-ce ainsi que les hommes vivent?». Хотя в сущности все книги написаны про неужели так и живут люди, и эта не исключение. Извините, меня унесло не туда – но французский же писатель, простительно. В общем, моя история романа с Уэльбеком начинается с вызвавших отвращение «Элементарных частиц», продолжается определенно понравившейся «Покорностью» и заканчивается совершенно восхитившим «Серотонином» (нет, никому не рекомендую). Буду наверстывать, черт возьми, всего Уэльбека.
книги

Чтиво номер 86: Малькольм Брэдбери, Борис Акунин, Доминик Смит, Виктор Пелевин

Малькольм Брэдбери, «Профессор Криминале». Калейдоскоп стран и городов: Лондон, Вена, Будапешт, Ломбардия, Лозанна, Буэнос-Айрес, Брюссель. На Вене и Будапеште у меня просто слюнки текли с голодухи. Но роман не про это. В официальных аннотациях часто глупости пишут, а тут все правильно. «Профессор Криминале» – остроумный, изящный, увлекательный роман, своеобразная панорама политической и литературной жизни конца XX века. Это блестящий образец нового европейского романа, герой которого — хамелеон, прагматик, философ, обуреваемый земными страстями, — предстает архетипом человека 90-х годов минувшего столетия. Остановлюсь на слове «остроумный». Образцовый, утонченный британский юмор, украшенный несколькими лейтмотивами (шопинг! объявлементи! ошизительная мисс Белли). Профессор Кодичел с его неграми-аспирантами, молодой Герстенбакер, рачительная Лавиния, взбалмошная Ильдико (шопинг!), Козима с ее черными штанишками и европейской бюрократией (беспощадно, заметим, осмеянной автором на самом пике всеобщего энтузиазма перед великим событием объединения Европы). Даже не читая оригинала, нельзя не оценить мастерский перевод (кстати, один из переводчиков – Борис Акунин). Правда, попадаются ляпы типа «с Гленом Клозом» (но в 1995 году и я бы так перевела). Читал Евгений Терновский, очень хорошо. Если про недостатки – то я бы поспорила с аннотацией насчет «увлекательности»: некоторые места явно затянуты, особенно конец – книга все кончается и никак не кончится. И если кто ищет душевности или чтобы зацепило – этого нет, не будет. Сатира, фельетон – вот это все, но на высоком и довольно глубоком уровне. i_shmael, спасибо за рекомендацию, весьма неординарная книга.

Борис Акунин, «Просто Маса». Соскучилась по Фандорину ужасно – и вот гляди-ка, Маса оказался вполне достойным продолжателем дела. Тут тебе и японская экзотика, и вкрапления истории – японской (землетрясение 1923 года в Иокогаме) и российской (атаман Семенов), и чудный акунинский юмор. Кроме того, здесь история происхождения Масахиры Сибата (Сибаты?) и даже некий флешбек в прошлое Масы и Фандорина. Маленький – но хоть что-то. И дополнительный бонус – исполнение Клюквина. Просто Мас(с)а удовольствия.

Доминик Смит «Последняя картина Сары де Вос». В романе три сюжетные линии: Голландия первой половины XVII века, Нью Йорк 1957 года и Сидней 2000 года. Эти три эпохи мастерски меж собой переплетены, а в конце романа столь органично сливаются две из них, что аж дыхание захватывает. Интересно написано про голландских художников XVII века, про технику реставрации и копирования картин, очень душевно о живописи вообще. Ко всему этому прилагается еще и увлекательный сюжет – от второй половины романа я просто не могла оторваться. В общем, отличная книга. Тут самое главное спасибо надо сказать Лолке lolka_gr. Ибо эта книга не из тех, что «носятся в воздухе» и которые «читают все френды». Лолка ее выцепила практически из ниоткуда, на себе, можно сказать, испытала (я обычно на такое не решаюсь). За начитку спасибо сказать некому – нет ее, читала глазами. Доминика Смита хочу читать еще.

Виктор Пелевин. «Непобедимое солнце». Вообще-то по плану я собиралась нагнать пропущенные «Касания» – но так уж сложилось: закончилась предыдущая книга и как раз начитали эту. Начитали, кстати, превосходно! Вот, нашла кто: актер Никита Ефремов, диктор радио России Татьяна Бондаренко, актер дубляжа Дмитрий Филимонов. Насмотревшись отрицательных отзывов, была настроена скептически. Лениво вылавливала из мутного потока богов, императоров и масок отдельные остросоциальные жемчужины. Сетовала на порядком задолбавшие вечера вопросов и ответов, и шутки типа Эмодзи_красивой_печальной_блондинки_не_перестающей_думать_о_вопросах_экологии_даже_в_ситуации_большого_личного_горя.png отнюдь не казались верхом остроумия. Но чуть позже как-то оно сложилось одно к одному, нарисовалась какая-то особенная складность и поэтичность именно этого романа. Понравились красивые рифмовки между Древним Римом и нашим временем (Фрэнк – Каракалла, Наоми – Элагабал, Тим и Со – эоны, черный камень – черный камень). Очень душевно про Кубу*, про все, что связано с историей древнего Рима, и про тех, кто умеет станцевать – будь то их собственное желание, будущее человечества или смерть мира. И шутка про маски удалась. Это не «Generation П» и не «Снафф», но милая и неожиданно добрая вещь.

****
*«Это было удивительно: Советский Союз, привитый за океаном, дал дивный побег – карликовое деревце-бонсай, достаточно похожее на оригинал, чтобы тот вспомнился в достоверных деталях, но слишком смешное, трогательное и маленькое, чтобы вызвать неприязнь»

**Представляю себе, сколькими кликами обогатились страницы римской истории в Википедии. Внеся свою лепту, я не без удивления обнаружила, что «Элагабал» перенаправляет меня на Гелиогабал. Под именем этого бога (где «эл» – семитское «бог» – из-за ложной этимологии часто заменялось на греческое «гелиос» – солнце) стал известен и сам император, хотя официально не носил такого имени. Про ложную этимологию очень забавно.
книги

Чтиво номер 85: Тана Френч, Александр Соболев, Пол Остер, Алекс Тарн

Тана Френч, «Тайное место». Из аннотации: Новый детектив Таны Френч, за которой закрепилась характеристика «ирландская Донна Тартт» – это большой психологический роман, выстроенный на превосходном детективном каркасе. Это и психологическая драма, и роман взросления, и, конечно, классический детектив с замкнутым кругом подозреваемых и развивающийся в странном мире частной школы. Вот, совсем другое дело. В отличие от провальной «Лесной чащи» здесь мы имеем яркую, красочную, психологичную прозу... И детективный сюжет вполне на уровне. Очень пришлись по душе и социальные ноты (которые вообще меня частенько раздражают). В минус зачтем затянутость и какую-то не пришей кобыле хвост мистику, телекинетическую и привиденческую. Но в остальном вполне. И аудио начитано просто чудесно: Кирилл Радциг и Юлия Яблонская. Наконец-то поняла, за что ценят эту писательницу. Стоит наверное спросить у любимых френдов, что у этой «ирландской Донны Тартт» читать, а что не стоит. Чтоб снова не нарваться на какую-нибудь «чащу» с малохольным детективом и напрочь слитой второй линией.

Александр Соболев, «Грифоны охраняют лиру». Бывают в жизни удивительные открытия. Вот есть у тебя ЖЖный френд, lucas_v_leyden. Что ты о нем знаешь? Любит горы, велосипед, Финляндию, пишет интересно про старую Москву... И вдруг в один прекрасный день оказывается, что он Писатель. С большой буквы. Действие «Грифонов» происходит в России 60-х – только не в нашей истории, а в альтернативной. Там победили не красные, а белые, и страницы пестрят трактирами, картузами, городовыми... (впрочем, «прогрессивные» почитатели террора выглядят вполне современно). Вначале повествование шло неспешно и размеренно, так что можно было не торопясь наслаждаться великолепным авторским стилем. Но вдруг что-то случилось (покойный профессор зайца убил?), сюжет рванул, как бешеный поезд (заглатывать метафоры приходилось не разжевывая), и как сумасшедший же состав, пригнал к загадочному финалу. Что автор хотел сказать? Почему обрывается внезапно? Почему такое название? Да, в романе фигурирует рассказ «Грифоны охраняют лиру» – но и у него отсутствует связь названия с содержанием. Означает ли это, что и в романе не стоит искать общего смысла? Может быть, может быть... Впрочем, я и без смысла охотно перечитаю – настолько классно оно написано.

Пол Остер, «Бруклинские глупости». В русской Википедии Пол Остер значится как писатель, работающий в рамках постмодернизма, абсурдизма и экзистенциализма. Эти «измы» действительно были в трех романах, прочитанных мною раньше («Мистер Вертиго», «Храм луны» и «Стеклянный дом») – но начисто отсутствуют в этом. Нет в нем и мистической дымки, привычной мне у Остера, зато все другие любимые темы и приемы, замеченные в предыдущих книгах (безумные совпадения, нереализованные возможности и начинания жизни с нуля) присутствуют и здесь. Повествование подкупает легким непринужденным слогом, ненавязчивым юмором и славным позитивным настроем. Что-то в духе Вуди Аллена, когда Вуди в хорошем настроении. Такая добрая современная сказка, Бруклину с любовью. Первый раз слышу аудио в исполнении незнакомого мне Юрия Красикова, и это хорошо. По большому счету, Остер – не совсем мой автор (ни в прежних вещах, ни в этой), но книгу читала с удовольствием, факт.

Алекс Тарн, «Последняя песня перед потопом». Никто краткого описания не даст лучше автора: Антиполиткорректная повесть-памфлет. Начальника полиции провинциального городка в маленьком островном государстве Делия обвиняют в зверском убийстве чернокожего мусульманина. Это становится прологом к головокружительному развитию событий, которые лишь на первый взгляд кажутся невероятными. Вот именно. Мы-то знаем, что это головокружительное развитие прекрасно себе происходит в нашей головокружительной реальности. А автор в повести всего-лишь чуточку подтолкнул события – и вот уже антиутопия в полный рост. Со всеми ее «ЧТЛ» (отгадайте аббревиатуру), разрушенными памятниками, науками о потеплении и равноправии, заменившими реальные науки, и даже сакральным «не могу дышать». Очень понравились значащие имена и политкорректные термины, изобретенные автором в дар прекрасному новому времени (фрикадельки, плони-альмони). Думаю, так оно и надо: не возмущаться, а издеваться. Мне эти остроумные издевки были как глоток свежего воздуха на фоне бреда, творящегося на наших глазах. И напутствие: Никогда не позволяйте называть черное белым, слабое – сильным, уродливое – красивым. Никогда не подменяйте значения слов, потому что ложь начинается с этого. Не давайте себя запугать, гоните прочь обманщиков и лжепророков, не отдавайте детей в их школы и университеты. И главное, никогда не верьте шарлатанам, которые скажут, что ваше общество, ваша жизнь, ваша нормальность хворает болезнями несправедливости и неравенства и что они знают, как вас излечить. Именно так.
книги

Чтиво номер 84: Торнтон Уайлдер, Дина Рубина, Бен Элтон, Алексей Винокуров

Торнтон Уайлдер, «Теофил Норт». Давным-давно я читала Веллера, «Приключения майора Звягина», и очень они мне понравились. Тогда и узнала, что у майора был прототип – но прочесть «Теофила Норта» собралась только сейчас. Прототип оказался олдскульным и на первый взгляд занудным. Описание девяти поприщ, в которых собирался проявить себя наш герой, и девяти условных городов, содержащихся в условном городе Ньюпорте, навело на меня тоску и сомнения. Однако чем дальше в лес – тем сильнее я втягивалась в эту географию виртуальных городов, наслаждаясь необычным стилем и атмосферой. Девятиричная структура оказалась фоном, на котором герою предстояло решать психологические и жизненные проблемы окружающих его людей. Прям-таки починять их жизни. Что он и умудрялся делать, с редкой креативностью, изобретательностью и элегантностью. И реальной, активной добротой. Про которую думаешь, что если есть такая на свете – значит, еще не все потеряно. Аудио слушала в исполнении В. Козия. Давно его не слышала, соскучилась – а он всегда читает чудесно.

Алексей Винокуров, «Люди черного дракона». Из авторского предисловия: «Мне… посчастливилось стать открывателем целого континента – правда, небольшого, затерянного в лесах Приамурья. Вышеназванный континент не то чтобы совсем никому не известен, но на географические карты пока не нанесен… Континент этот, или, иначе, село Бывалое, населяют народы, протяженные во времени и пространстве. Народы эти хорошо известны — это русские, китайцы и евреи. Мало известно другое: оказавшись вместе на небольшом клочке земли, образовали они смесь такой силы, перед которой отступают иной раз даже законы природы — впрочем, несильно и не навсегда». Автор – профессиональный китаист (главный редактор сайта Весь Китай.ру), так что про китайцев там все четко прописано. Удивительно, что и про евреев ни одной малейшей ошибочки. Это сборник рассказов, но рассказы связаны меж собой тонкими ниточками. Автор умело балансирует между реальностью и мифом, между страшным и смешным, а язык – просто чудо какое-то. Вдруг посреди былинного напева сказителя выпрыгнут какие-нибудь «флаги на башнях» или «звонкий забулдыга подмастерье» – а ты сиди и гадай, не приснилось ли. А ведь я хотела бросить после первого рассказа (показалось, что совсем не мое), но помнила, что Андрей chugaylo аж два раза рекомендовал прочесть эту книгу. И не зря! Китаец Саша, китаец Паша, ходя Василий, старый Соломон с его Големом, китайские демоны возмездия и победивший смерть лекарь останутся в моей памяти навсегда. Из сборника рассказов получилась совершенно цельная, оригинальная и уникальная книга. Это я вам как нелюбительница рассказов говорю.

Дина Рубина, «Наполеонов обоз». Три составных части последнего романища Дины Рубиной называются «Рябиновый клин», «Белые лошади» и «Ангельский рожок». Зачем они выходили по отдельности, ума не приложу – читать надо все сразу и без перерыва. Первая книга – вообще ни о чем, большая ее часть приходится на сборник баек, впихнутых в некоего резинового персонажа по имени Изюм. Лишь в конце первой книги оживают ее настоящие герои и начинается реальный рубинский экшн, а уж как начался – так не оторваться. И все остальные тома написаны с поистине эпическим размахом (Рахель и Лея, Орфей и Эвридика...). В конце-то выясняется, что и Изюм, и часть историй его были не просто так – но все равно слишком много изюма в этой булке. Как всегда у Д.Р., с завидной тщательностью разработаны отдельные области человеческой жизни. Очень увлекательно про книгоиздательство (в лихие 90-е и не только), про израильские тюрьмы – вообще шедевр. Так гениально оттоптаться на Красном Кресте, этих любителях террористов, только Дина Ильинична умеет. Слушали аудиокнигу в исполнении самой Д.И. – это уже не новость со времен «Русской канарейки». Наверное, «Канарейка» мне все же больше понравилась – но эта трилогия (если простить первый том) тоже очень хороша. Вот я права была, когда не торопилась вычеркивать Д.Р. после провального «Бабьего ветра». Птица Феникс!

Бен Элтон, «Два брата». Очень впечатляющий исторический роман. Интригующий и захватывающий с самого начала, так что невозможно оторваться. Кто еврей, а кто ариец: Пауль или Отто? Кто из них двоих Стоун? Кем написано письмо, пришедшее из Берлина? И даже получив ответы на эти вопросы, ты и представить себе не можешь, какие еще кульбиты заготовлены автором в самом конце. Эта круто замешанная семейная драма искусно вписана в историю Германии, от Веймарской республики до советской оккупации. Инфляция 20-х годов, расцвет джаза, зарождение нацистского режима, Ночь длинных ножей (1934), Олимпиада (1936), выставка «Дегенеративное искусство» (1937), Хрустальная ночь (1938). Шаг за шагом, постепенно, очень убедительно, с цитатами из газет, с мелкими изменениями в быте, сначала парки, бассейны (все как сейчас), потом лифты и телефоны. И на этом историческом фоне – невероятное, но при этом реалистичное развитие драматических событий и такой же финал. Как ни странно, чуть ли не кульминация романа приходится на авторское послесловие. Где выясняется, что голливудские, казалось бы, линии сюжета не выдуманы из головы, а взяты из истории семьи Бена Элтона. Кузен отца Хайнц был немцем, усыновленным и воспитанным еврейской семьей. Сестра бабушки Бена Элтона поступила как Фрида (черт! трудно писать без спойлеров). А брат деда был близким другом пастора Нимёллера («Когда они пришли…»). Читает Лора Луганская, очень хорошо. Вообще мощный роман. Думаю теперь основательно взяться за Элтона, раз он так умеет.
книги

Чтиво номер 83: Джонатан Коу, Герберт Розендорфер, Елена Минкина-Тайчер, Кара Хантер

Джонатан Коу, «Невероятная частная жизнь Максвелла Сима». О первой прочитанной книге Коу у меня сложились противоречивые впечатления, и я не была уверена, что хочу продолжать. Но эту рекомендовала уважаемая mi_ze, так что я все-таки решила рискнуть. И вначале она мне по-настоящему нравилась. Был здесь и драйв, и тайна, и сочувствие к герою – маленькому человеку, классическому неудачнику. Была история Дональда Кроухерста – интересно, познавательно, и любопытно, как она будет вплетаться в ткань повествования. Вообще не терпелось узнать, каким образом писатель собирается распутать множество столь искусно сплетенных им нитей. Оказалось, есть один метод: Гордиев узел. Дурацкая, неуместно постмодернистская концовка все испортила и перечеркнула – будто и не было того очарования. Совершенно другая книга, совершенно другие к ней претензии – а писатель один. Так что окончательное резюме: любовь к Джонатану Коу могла бы состояться – но нет, дважды не случилась.

Герберт Розендорфер, «Латунное сердечко». Юмор бывает разных жанров, оттенков и тональностей, и редко тональность попадает в точный резонанс с твоей. Так у меня было когда-то с Эрлендом Лу в лучших его вещах – а ведь и эта книга чем-то похожа на Лу своим отстраненно-абсурдистским стилем. О Зайчик (она же Жаба)! О любящий дядюшка Отто, о тайны немецкой разведки... чистый восторг! Когда-то я читала Розендорфера «Письма в Древний Китай», и это было феерически смешно – пока автор не пустился в морализаторство Грета-стайл. В этой книге ничего подобного – шедевр да и только. Единственное, чего я не поняла, что за странный хвост приделан к названию (полное название книги «Латунное сердечко, или у правды короткие ноги»). Какая правда, какие ноги? Это маленькое недоумение конечно не может испортить впечатление от гениальной вещи. Я редко перечитываю книги – но для этой точно сделала бы исключение.

Елена Минкина-Тайчер, «Там, где течет молоко и мед». Образцовая еврейская семейная сага с конца 19 века и до наших дней. Ума не приложу, как писатель умудрилась втиснуть в довольно небольшой объем романа полтора века и шесть не то семь поколений. Причем не только пунктиры судеб – но, в сущности, все исторические вехи, все "цурес" еврейские и всеобщие: погромы, черта оседлости, революция, сталинский террор, война, Холокост, дело врачей, антисемитизм государственный, антисемитизм бытовой, сомнения, связанные с эмиграцией (у меня было так похоже!), тяжести репатриации, и даже проблематичность еврейской эмиграции в Германию. Краткость – сестра таланта, слова немногочисленны, но точны и емки. Написано тепло и эмоционально, живо, искренне, не без юмора. Ну и выжало из меня слезу в конце, чего уж там. Хорошо начитано (Надежда Винокурова). Однако там, где только могло быть переврано ивритское (идишское) слово – оно переврано. Даже "мамзер" зачем-то читался как "мамзёр". Впрочем, опыт других аудиокниг показывает, что иначе нельзя, слушала себе спокойно и наслаждалась.

Кара Хантер, «Выхода нет». Третья книга про детектива Адама Фаули и его команды не поразила виртуозной концовкой, как первые две (1, 2) – но остальное так же хорошо: темп, ритм (Алексей Данков читает, лапочка – это тоже способствует), сюжет – как сжатая пружина, продумана каждая деталь... Нет, концовка тоже вполне – просто Галя наша балована. Чем дальше в лес – тем яснее проявляются лица детективов, и они мне милы – даже нелепый Куинн. Дальнейших их совместных с Карой Хантер расследований жду с нетерпением.
книги

Что читать: референтная группа

Люди, а скажите: кто, кроме меня, регулярно пишет о прочитанных книгах? У меня некоторое количество таких френдов (к примеру, lolka_gr, shi_ra, sestra_milo, edik_m, galka_psisa). Был еще i_shmael, от него я много интересного почерпнула – но теперь его нет, постит картинки в фб. Я спискам у этих френдов веду учет и контроль, сравниваю, сопоставляю (делая скидку на различие вкусов), наматываю на ус.

Однако в последнее время барахлит мой механизм пополнения рекомендаций. Во-первых, списки довольно близки (что неудивительно, принимая во внимание наше перекрестное опыление), во-вторых, большая часть из этого – детективы, а я не могу детективы подряд.

Когда-то была подписана на сообщество "что читать" – но надоели мнения чужих дядей и теть. И вопросы типа "подскажите, в каком произведении героиня бросилась под поезд".

Есть на лабиринте и на фантлабе рецензии – но опять же от чужих дядей и теть.

Галина Юзефович публикует свои рецензии, пишет хорошо. Но она хвалит много лишнего (видно, получает за это деньги – и никто ее не осудит).

Что я ищу? Вот таких, себе подобных. Даже не обязательно так – а хотя бы так. Важно, чтобы 1) беллетристика 2) не детективы. Или детективы, но написанные ради литературы. Даже в фб богопротивный готова идти – но там ничего подобного не видела. Впечатления о книгах бывают, но очень редко, не стоят перелопачивания тех куч.

Еще спрошу заодно. Мне в свое время очень понравился "Криптономикон" Нила Стивенсона, просто восторг. Хочу продолжить. Имеется в наличии "Анафем" и "Лавина". "Анафем" начала – не идет. Фантастика такая фантастика ("Криптономикон" совсем нет). А что "Лавина"? Похожа на "Криптономикон" или тоже фантастика ради фантастики?