Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

книги

Книги на отдачу

Разобрали очередной шкаф. Вдруг кому-нибудь нужно? Хинам, разумеется. Скажите, что хотели бы забрать - а насчет доставки подумаем, авось как-нибудь разберемся.

1. Французские (кроме Элюара, его уже забрали)

IMG_20190407_203305
Collapse )
книги

Про Шалева, Мишу и левых

Разбирая старые посты, наткнулась на один особенный.

Сначала в пост пришел мой друг Миша. С Мишей мы учились в институте и не общались лет тридцать. А потом вдруг нашли друг друга, и с тех пор я не устаю наслаждаться беседами с ним и удивляться широте его интересов и эрудиции.

Потом ко мне заглянул журналист Алекс Вассерман (бывший ЖЖ-френд, ныне пишет в фб), ответил на Мишины вопросы и тоже рассказал много интересного. Исходный пост был про книги, но не про Шалева, а комменты получились про Шалева и еще много про что.

Из-за многочисленных комментов пост свернулся в гармошку и стал совершенно нечитаемым, а богатства в нем зарыты немалые, решила поднять его на поверхность и разделить по темам.

1. Про Шалева как "русского" писателя. Там же про "Медведиц" и характер "левизны" Шалева
2. Про правых и левых в Израиле
начало
продолжение
(там же ответ на Мишин вопрос про религиозность героев Шалева и его самого)
3. про статус-кво (религиозные - светские) и сегодняшние проблемы, связанные с этим
4. Проблема иерусалимских земель, которые принадлежат греческой церкви (даже не слышала раньше про такую)
5. Про Амоса Оза и его мир в противоположность миру Шалева

На посты с ссылками у меня есть специальный тег. А тут ненароком получилось такое вот сборище ссылок, только не на чужие журналы, а на один отдельно взятый пост. Ну и если уж мы тут про Шалева и про "Медведиц" - то присобачиваю сюда интереснейшую (для любителей Шалева) статью Дины Рубиной "Алла и Рафа".
книги

Чтиво номер 75: Йен Пирс, Алексей Иванов, Евгений Водолазкин, Роберт Харрис

Роберт Харрис, «Призрак». Когда-то я смотрела фильм Поланского и почему-то напрочь его забыла. Тем интереснее было читать книгу. Отличная! Очень понравился стиль: лаконичный, ироничный (несмотря на посредственный перевод, что само по себе удивительно). Читатель легко отождествляет себя с героем книги и вместе с ним, очертя голову, бросается в захватывающее и опасное расследование. Занимательно описана призрачно-писательская кухня. Кстати, призрак – он призрак и есть: прочитав весь роман, мы так и не узнаем его имени. Очень понравилась неоднозначность героев – то меня бросало в сочувствие к Лангу, то представлялось необходимым это сочувствие в корне пересмотреть. Впрочем, оно до такой степени успело в меня впитаться в начале романа, что пересмотреть так и не удалось. Интересно, что все не просто так, и отставной премьер-министр Адам Ланг списан с Тони Блэра; с ним была похожая история. А теперь объясните мне пожалуйста, что Википедия имеет в виду: So astonishing are the implied allegations of the roman à clef that, had it concerned a lesser figure and were Harris a less eminent novelist, Britain's libel laws might have rendered publication impossible: Harris told The Guardian before publication, "The day this appears a writ might come through the door. But I would doubt it, knowing him." Если бы речь шла о менее значимой политической фигуре и менее известном писателе, тут мог быть применен закон о клевете? Да? а клевета на премьера что ли разрешается?

Евгений Водолазкин, «Брисбен». После так полюбившегося мне «Авиатора» начинала слушать новый роман в приподнятом настроении. Collapse )
staraya_deva

переводческо-лингвистическое

1.

Читаю некую книжку, перевод с английского. Наслаждаюсь перлами.

- картина "Крик" Эдварда Манча
- о парень!
- Лейчестер (город такой)
- самозанятое лицо
- никогда не упоминай о...
- что-то там класса "Джумбо"
- называли таких людей "квадратами"

Три вещи удивляют одновременно: Collapse )
книги

Чтиво номер 74: Уоллес Стегнер, Амос Оз, Алекс Тарн, Ольга Славникова

Амос Оз, «Иуда». Не понравилось. И сама книга, и как начитана (Владимир Левашев). Главный герой не вызывает никакой симпатии и сочувствия. Шалом-ахшавная идеология втюхивается по полной. Много пафоса и много занудства. А уж повторов-то: съел гуляш, купил бутерброд, посыпал бороду детским тальком... Это стиль? Если и стиль – то не моего романа. Ладно, есть и достойное. Персонажи выписаны достаточно хорошо. Персонажей четверо, и лучший из них – город Иерусалим, как и было задумано автором. Интересна еретическая версия про Иуду как первого и, возможно, единственного христианина. Оппонентам шаломахшава тоже дается слово, в конце концов. Влияют ли на мое восприятие сомнительные прижизненные поступки маститого писателя? Не знаю, не знаю... Хвалебными отзывами на роман пестрит интернет – так что разбирайтесь сами. Я же лучше пойду перечту Шалева – соскучилась по литературе, милой моему сердцу.

Уоллес Стегнер, «Останется при мне». Странное название (в оригинале «Crossing to Safety») – цитата из стихотворения Роберта Фроста. Стихотворные эпиграфы и цитаты неудивительны, когда главные герои – филологи, преподаватели университета и постоянно говорят о поэзии. Может быть, по этой причине все рецензенты романа вспоминают «Стоунера». А может, потому что «ничего не происходит», но между строк – постоянное ощущение недосказанности и словно натянута напряженная пружина. Хороший такой саспенс (причем направленный не на будущее, а на прошлое). Факт, что и я тоже вспомнила про «Стоунера» (только думала, я одна такая). За емкий, яркий, пластичный язык не только автору, но и переводчику большая благодарность (и мы уже не удивимся, вспомнив, что Л. Мотылев перевел и «Стоунера» тоже). Замечателен и очень точно выписан образ Чарити – во всех отношениях прекрасной и харизматичной женщины, не мыслящей своей жизни (и смерти) без того, чтоб устроить жизнь близких ей людей «как надо». И отношение к ней близких: невозможная смесь преданности, подчинения, попыток бунта и фрустрации. Немного смазанной мне показалась концовка – что нисколько не испортило теплого, прозрачного и грустного послевкусия, оставленного романом. За рекомендацию большое спасибо profi. Бывают книги, которые у всех на слуху – а эту только он для меня открыл.

Алекс Тарн, «Мир тесен для инопланетян». Более всего подкупает, что этот роман про нас: конкретно про мое поколение советской городской еврейской интеллигенции. Вот мне и понравилось, просто очень. Тут все хорошо и всего в меру: примет времени и жизненной правды, юмора точно дозированного и всегда к месту, «словечек», лейтмотивом гуляющих по всему роману («порченый товар», «идем куда берут») и еще много всего (роман длинный, в двух томах). Герои все очень живые. Но один у меня точно в любимцах: не буду рассказывать, какой – подозреваю, что он не одной мне полюбился. Читала с громадным удовольствием, а некоторые сомнения зародились только когда захлопнула второй том (да-да, представьте себе, читала бумажную). Не буду опять же говорить, какие: интересно узнать, ощутил ли кто еще это непонятное послевкусие, кроме меня. В одной из сюжетных линий заподозрила след своей подруги, про которую известно, что с автором была знакома. Теперь всякий раз к словам «мир тесен» хочется добавить «для инопланетян» – да так оно в сущности и есть. Дам еще ссылку на рецензию подруги (другой, не той, что в сюжете), более толковую и развернутую, чем мою.

Ольга Славникова. «Прыжок в длину». Писательского мастерства Славниковой никогда было не занимать, и все же мне кажется, что с каждым новым романом она пишет лучше и лучше. Но какой же мрак по содержанию, да еще и со смакованием словесных жестокостей. И как она еще умудряется приперчить этот мрак крупинками юмора – уму непостижимо. Геннадий Смирнов, начитавший книгу, очень подходит сюда по духу со своей убийственно иронической интонацией. Мы с Л. слушали и восхищались острым глазом и точным языком Славниковой, фирменными метафорами – ну и подвешенным ружьям огорчались, конечно. Эти так настойчиво маячили, что большая светлая полоса, неожиданно образовавшаяся ближе к концу, никого уже не обманула. А так хотелось! В довершение совершенства – очень неожиданная и прекрасная последняя фраза. Блестящая вещь, которую не порекомендую никому.
книги

Книжки на отдачу

А вдруг кто-то хочет эти книжки? Большинство на английском, но есть на русском, французском и на иврите.
Буду очень рада, если кому-нибудь понадобится. Натурально, взамен ничего не надо.

P1020528Collapse )
книги

Рифтш, санитар леса

Есть у нас один замечательный френд, зовут его riftsh. Он загадочная личность, но некоторые утверждают, что видели его живьем.

У Рифтша куча достоинств – всех не узнать и не упомнить. Перечислю только некоторые.

Во-первых, он очень умный.

Во-вторых, Рифтш – большой спец в идише. Вот совсем недавно у моей подруги возник вопрос по идишу, а я таки знала куда обратиться. И подруга получила исчерпывающий ответ, в котором странным образом и для меня оказалось куча интересного.

В-третьих, Рифтш бессменно стоит на страже в роли санитара леса, о чем сегодня и хочу поговорить.

Вот например читаю я некую тетю Нэнси Хьюстон, роман «Dolce agonia» и... цитирую себя: Дослушав до середины, уже прикидывала, что напишу, как вдруг… совершенно неуместный, грубо притянутый за уши выпад против израильской военщины. Collapse )
книги

Чтиво номер 73: Дмитрий Глуховский, Алексей Иванов, Энн Тайлер, Юлия Яковлева

Алексей Иванов, «Тобол». Чистый восторг, два толстенных кирпича счастья. Ювелирно закрученная интрига, огромный мир, в который погружаешься, забыв все на свете. Эпопея размахом с «Войну и мир», и кого тут только нет: царь Петр, губернатор Гагарин, архитектон Ремезов (в каком-то смысле альтер эго автора), пленные шведы, раскольники, джунгары, остяки, а также их боги и духи. В отдельных местах (пока еще помню, в каких) хотелось воскликнуть (да простится мне этот пафос) что-то вроде «горжусь жить в одно время с этим писателем». И человек он, судя по всему, очень достойный, этот «уральский затворник». Мой друг mike_bb, например, рассказывал: на деньги, полученные от романов, Иванов издаёт свои культурологически-исторические исследования, которые он провёл прежде чем написать роман. Отдельные восторги по поводу аудиокниги. Как читает Иван Литвинов! Для каждого персонажа находит свой голос, свой стиль – прямо спектакль, а не аудиокнига. И музыка на редкость хороша. Один и тот же музыкальный фрагмент, разделяющий главы – но кажется, что он специально подобран для каждой. После книги, конечно, сразу лезешь в Википедию проверять, как и что. Оказывается, кроме интрижки с китайской пайцзой, так примерно все и было. Только про Рената и Бригитту совсем не так; стоит почитать их реальную, не менее удивительную, историю.

Дмитрий Глуховский, «Текст». Очень необычная по содержанию вещь. Про то, как человек в нашу эпоху подпадает под власть смартфона. Еще сильнее: как телефон может заменить живого человека, практически прожить за него жизнь. Звучит как фантастика – однако невероятное течение событий в изложении автора выглядит совершенно правдоподобным. Кроме этого, мне многое понравилось еще: отличный язык, динамичный сюжет, внимание к деталям, параллельная линия: старый Раскольников на новый лад. Не понравилась некоторая слезливость и истеричность тона. Но в общем книгу стоит прочесть, ибо штучный товар. И необходимый, я считаю, взгляд на нашу эпоху. Начитано Игорем Князевым, как всегда, отлично.

Энн Тайлер, «Дилетантское прощание». «Уроки дыхания» той же писательницы (восторги см. здесь) все же покруче будут. Эта штука попроще, более предсказуема, конец присиропленный. Но так же восхищает ненавязчивым юмором и трогает душу непростыми жизненными ситуациями. Читает тот же Алексей Багдасаров, что и «Уроки дыхания» – неброско и хорошо. Дурацкий перевод названия: почему вдруг дилетантское? «Прощание для начинающих», а еще лучше – «для чайников». В остальном же перевод очень хороший (Александр Сафронов), хочется даже особо его отметить.

Юлия Яковлева, «Укрощение красного коня». Первый детектив про Зайцева назывался «Вдруг охотник выбегает», но я его пропустила, потому что на аудио начитали сразу второй. Что я вам скажу за этот? Детективный сюжет – на троечку. Даже для меня, ничего не понимающей в детективах. Однако все остальное просто чудесно: повествование стильное, герой обаятельный, русский язык прекрасный, антураж (Ленинград и Новочеркасск 1930-х годов) прописан ярко и живо. Справедливости ради, приведу претензию, высказанную уважаемым profi: Что же касается историко-антисоветской составляющей книг Яковлевой, почти в самом начале появляется "прославленный маршал кавалерист товарищ Буденный" (напоминаю, год на улице - 1931!), после чего эти "маршалы", "школа будущих маршалов" и прочие хроно-хрении щедрой россыпью рассыпаны по всему тексту книги. Он таки прав! Но я так увлеклась и так мне все это нравилась, что никакой подобной хроно-хрени и не заметила.
staraya_deva

Кино-78

«По версии Барни»Barney’s Version»). Очень хотела посмотреть этот фильм, впечатлившись романом. Нет, я знаю, что по-настоящему хорошие книги экранизировать нельзя. Но мне было очень любопытно, как эти киношники изобразят Барни, запавшего мне в душу – уж больно необычный персонаж. Человек, которого любят, «несмотря на». Пол Джамати (один из тех итальянцев, что вечно играют евреев) сыграл свою роль блестяще. Единственно что – я представляла себе Барни более привлекательным внешне. Разумеется, кучу прекрасного из книги повыкидывали (младшего сына, гениальную феминистскую линию, суд, примечания Майкла, в конце концов…) А этот дивный еврейский деятель, довольно потирающий руки при каждом антисемитском инциденте? Когда лейтмотивом через всю книгу – феерически смешно, а тут он показан лишь однажды – и никакого эффекта. Нам с Л. одновременно пришла в голову одна и та же мысль: соответствие фильма с романом точно такое же, как в случае «Невыносимой легкости бытия»: из очень хорошего романа выкинули две трети. Короче, не буду оригинальна: кино снято душевно, но читайте книгу.

«Корабельные новости»Shipping News»). Из списка на просмотр выбрали по двум соображениям: 1) Лассе Хальстрем 2) назло озверевшим любителям бойкотов поддержать Кевина Спейси. Ну что я скажу? Кевин прекрасен, Джуди Денч и Джулианна Мур тоже, а с Лассе пора завязывать, не мое. Ну снял он один чудесный фильм про Гилберта Грейпа – а больше мне у него ничего не понравилось. Книга, говорят, хорошая.

«Окно во двор»Rear Window»). Раз в пять лет, не без замирания сердца, я требую смотреть Хичкока. Насчет этого конкретного зря опасалась, фильм совершенно чудесный. Услада вуайериста к тому же (я уже признавалась, что люблю в чужие окна заглядывать?). Делюсь ссылкой на симпатичный обзор фильмов Хичкока. Кстати, ЖЖ сам мне его прислал (я ЖЖ люблю и он отвечает взаимностью: шлет хорошие посты). Цитата оттуда: если вам кажется, что вы видите в фильме Хичкока некий избитый прием/шаблон, знайте: скорее всего его придумал именно Хичкок и впервые использовал именно в этом фильме! Но я не спец в киноискусстве, и почему Хичкок не устаревает – не пойму. И вот еще забавная статья по поводу туалетов Грейс Келли. Что значит культовый фильм: даже барби в костюмы Грейс Келли нарядили. Еще в том посте есть ссылки на какие-то странные сущности под названием photo-editorials – это я так и не поняла что такое.

«Дама Пик». После сериала «Родина» на режиссера Лунгина пала тень автора, который якобы уже не очень понимает, что творит. На контрасте и на удивление «Дама Пик» — очень выверенное, собранное кино, в котором режиссер демонстрирует мастерство и бодрость духа. На самом деле это один из редких хвалебных отзывов на эту постмодернистскую экранизацию «Пиковой дамы». В основном критики недовольны, говорят, не использовал потенциал. А я ничего, с удовольствием посмотрела. Ксения Раппопорт в роли оперной звезды совершенно прекрасна. В рецензиях все время поминается «Черный лебедь», которого я не смотрела. А это Аронофски, который мне в свое время сильно не полюбился. Да, надо смотреть?
книги

Чтиво номер 72: Гузель Яхина, Алекс Тарн, Леонид Каганов, Елена Катишонок

Гузель Яхина, «Дети мои». После «Зулейхи» непросто держать марку. Прекрасно это понимая, Г.Я. поясняет: я хотела написать нечто совершенно другое: чтобы роман читался по-другому, воспринимался по-другому. Ну что ж, ей удалось. Тема неожиданная: про немцев Поволжья, про становление советского общества (сейчас буду много цитировать вот это очень интересное интервью). Про бережно сохраненный мир, который сильно трансформировался в советские годы и 1941 годом фактически был стерт. Глубже: как маленький человек, маленькая личность вырастает в большой истории. О том, как большая история влияет на личность и позволяет ей вылупиться, стать самой собой. Написано сильно и стильно, включая сцены с отцом народов: про карлики-тракторы, про маленький народец – просто поэма. Германская сказка, германская мифология – да, важная тема романа, но, с другой стороны, это и главная метафора романа. Потому что для меня роман "Дети мои" в первую очередь, конечно, не о том, как немецкие сказки сбываются в раннем советском времени, а, скорее, о том, что советская сказка почти сбылась и что было такое время, когда казалось всем людям, живущим в стране, что эта сказка сбудется. Мне было интересно совместить мрачную эстетику германской сказки и не менее мрачную эстетику раннего советского времени. Неожиданная концовка заявляет о существовании (при всей сказочной условности) прототипов у героев романа. На минуту показалось, что они и правда были – и комок подступил к горлу. Я, кстати, до сих пор не поняла, были или нет. Читает Александр Клюквин – как всегда, прекрасно, что немало добавляет к достоинствам книги.

Елена Катишонок, «Свет в окне». Предыдущие три книги Катишонок: «Жили-были старик со старухой», «Против часовой стрелки» и «Когда уходит человек». Эта книга – продолжение двух первых. Нам она показалась похуже остальных (даже язык хуже, утверждал Л.) – но поскольку те были чудо как хороши, да и семейство Ивановых нам, в общем, не чужое – то и эта читалась с большим интересом. Н-ну, кроме двух моментов: 1) рассуждений про Сагу о Форсайтах 2) фантазий Лельки на тему бывших жильцов Дома. Слишком длинно и то, и другое. А то, что Дом тот самый (из романа «Когда уходит человек») – как раз очень стильно. Книга так завязана на прошлые, что Л. захотел перечитать «Против часовой стрелки». А потом мне пересказывал, что было в той книге и где пересечения. Оказалось, что вторая даже заглядывает на пару лет дальше, чем третья – из чего следует большая вероятность, что будет продолжение. Буду читать тогда, никуда не денусь.

Леонид Каганов, «Депрессант». Весьма неожиданно для циничного скептика Лео, каким он мне до сих пор представлялся. Эдакий вдруг морализаторский рассказ. Вроде небольшой – а есть над чем задуматься. Сравнить, например, нынешнее поколение и предыдущие (типа "таких людей больше не делают"). Или поразмышлять, можно ли сделать человека из взрослого балбеса (я думаю, что нет). Во всяком случае, мне понравились и перипетии сюжета, и авторский оптимизм.

Алекс Тарн, «Облордоз». Загадочное название представляет собой анаграмму «добра и зла», и в общем-то книга именно про это. Роман состоит из четырех частей-повестей – вполне самостоятельных, но очень тесно связанных друг с другом. Главы идут вразбивку, так что, читая роман подряд, без ключа, вы можете запутаться – предупреждает автор. Смешной! Мы тут с Л. как-то пытались вспомнить хоть один современный роман, написанный в честной линейной манере – так и не вспомнили. Так что и здесь читали все подряд. Написано хорошо, живым языком, сюжет детективный закручен не на шутку, части склеены искусно. Над Быковым поиздевались заодно (как же без этого). Но что-то мне мешает рекомендовать этот роман со свойственным мне энтузиазмом. Что именно – не могу понять.

П.С.

Не влезает все, что хочется сказать про книгу Яхиной, в короткую рецензию, хочется цитировать и цитировать то интервью.

1. Вот об одном прототипе: Я, когда работала над «Детьми», читала одну книгу 1935 года выпуска за авторством Леонида Лерда. Там собраны якобы народные сказки немцев Поволжья, они как будто бы рассказаны колхозниками — учетчиками, трактористами. Но примесь идеологии в них так сильна, что их выдуманность очевидна. Есть, например, сказка о том, как Иосиф Сталин беседует с великанами и великаны очень хотят участвовать в соцсоревновании. Или о том, как последний черт на советской земле встречает коммуниста и в ужасе умирает. Я не использовала эти сказки напрямую, но они меня очень вдохновляли.

2. Бросаются в глаза фамилии героев: Бах, Вагнер, Гофман – даже несколько раздражает поначалу... Г. Я.: Мне хотелось через эти фамилии известные еще раз подчеркнуть и немецкое происхождение, и принадлежность этих людей к большой немецкой культуре. В фамилии Баха еще маленький секретик зашит: Bach в переводе с немецкого означает "ручей". Это тот ручей, который питает Волгу, один из многих ручьев, которые стекают в нее. Это часть Волги. Это то, что было когда-то частью Волги. Еще: Волга – это не просто река, не просто граница между мирами, а это также просто символ истории, который течет, и течет иногда мимо героев, а иногда они входят в нее. Ведь недаром Волга является таким порталом переключения между линиями.

3. Еще из интервью (неожиданно, без всякой связи с романом, просто вспомнить хорошую книгу): Если говорить о том, что мне близко — это «Весь невидимый нам свет» Энтони Дорра. Этот роман написан со сценарным видением. Я его просто увидела. Как кино.