Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Categories:

Турция 2008 - часть 5 - Стамбул

Cappadocia (подробности в прошлых постах) – Istanbul: Aya Sofia – Eminönü – Galata Bridge - Yerebatan Palace (the Cistern) – Kapaliçarsi (Grand Bazaar) - Uskudar - Harem - Sokullu Mehmet Paşa Camii - Grand Bazaar - Sultanahmet Camii (Blue Mosque) – Aksaray – Valens Aqueduct (Bozdogan Kemeri) – Şehzade Camii –Vefa – Süleymaniye Camii – Ïstanbul Üniversitesi –Yedikule – Yeni Camii (New Mosque) – Topkapi/Hammam (ну не удивляйтесь) – Eyüp – Ayvansaray – Balat – Pierre Loti Hotel - Airport

11 октября 2008 г.

Завтрак был еще лучше, чем вчера: чего-то такое с картошечкой типа того, фаруковского. Зато совершенно достали девушки-официантки, снуя туда-туда и умыкая тарелки прямо из-под носа, стоит только зазеваться. Наверное, это у них называется крутой сервис. Наконец кто-то пришел заказать омлет за 8 лир, и они дали нам спокойно доесть. Предпоследний завтрак, - размышляю я задумчиво, - интересно, что дадут завтра? Тут Левка как-то странно на меня смотрит и говорит постой-постой! как это предпоследний? Мы ж улетаем 13-го, значит сегодня должно быть 12-е? А у меня вчерашние фотографии не за 11-е число, а за 10-е. Мне кажется, сегодня суббота, а не воскресенье! Да ну, отвечаю, просто бардак как всегда, даты сбились, фотки перепутались, сегодня воскресенье, а завтра домой. Стали считать... аааа! таки лажанулись! Оказывается, у нас есть лишний день, а он нам ну совершенно, то есть совершенно не нужен! Как же так получилось? А так, что если ты прилетаешь 8-го, а улетаешь 13-го, то в твоем распоряжении может оказаться четыре дня, может пять, а может и шесть. Ну, пять дней в Стамбуле - еще куда ни шло (и некоторые даже говорят, что в самый раз), а шесть – перебор! Вернулись в номер, на улице дождь. Грустим, хотим домой.

Погрустив, пошли вкалывать туристами дальше, в конце концов, у нас Голубая мечеть не охвачена. Мы ее специально оставили на дождь, благо совсем близко и хорошей погоды не требует.

Голубая мечеть.

Она прекрасна! Она волшебна! Она бесплатна и можно фотографировать, пока батарейка не кончится, и даже толпы народу ее не портят. Жаль только, что дождь на дворе и снимки темные вышли.



Но ничего, мы еще сюда придем. Это они специально такую большую и красивую забацали, я знаю.

И героя соблазняли
Чтоб увлечь его в ислам


Даже брошюрку на русском подсовывали. Мы рассмотрим предложение. (хренушки! - прим. ред.)

Рядом с мечетью магазинчик суверниров с обширным репертуаром и фиксированными ценами. Покупателям на заметку, можно прицениться.

Теперь решили пойти по мечетям, раз они такие красивые, а заодно поискать городские стены и акведук (мы проезжали его на автобусе позавчера, по дороге в Бейоглу).

Проехали три остановки на трамвае до остановки Aksaray, попали в совсем не туристский район. Вон живопИсь какая продается

Тамошняя мечеть была в разгаре молитвы, мы не пошли. Вверх по бульвару Ататюрка дошли до Акведука. Большой, двухэтажный.

А рядом еще мечеть – вот она Сулеймание, говорит Левка, самая, говорят, распрекрасная, после Голубой. Сняли ботинки, зашли. Не такая уж и прекрасная. Вот, говорит Левка, у ней диаметр купола равен расстоянию до него от пола, для создания правильных пропорций. Сравнили натуру с картинкой в Eye Witness – вроде похожа, а вроде и не совсем. Вышли из мечети, а там еще один указатель на Сулеймание, то есть эта оказывается не Сулеймание, а мечеть Шехзаде, зря к куполу примеривались.

Но вроде эта тоже ничего себе так.

Огромная мечеть Шехзаде (Şehzade Camii) у перекрестка Шехзадебаши и бульвара Aтатюрка построена в 1548 году Сулейманом Великолепным в память о рано, в 22 года, умершем любимом сыне султана — шехзаде (принце) Мехмеде. Безутешный султан приказал архитектору Синану вычислить геометрический центр города и воздвигнуть там мечеть и мавзолей принца. Синан сделал необходимые изыскания; центр тогдашнего Стамбула обозначает квадратная колонна, стоящая над оградой мечети. Говорят, когда-то колонна могла вращаться вокруг своей оси — неизвестно, правда ли это, но приятно думать, что правда. Восьмиугольный мавзолей принца Мехмеда во дворе мечети закрыт для посещений, а жаль: внутри он сплошь покрыт изразцами, а в окнах сохранились витражи XVI века.

Переулочками с деревянными домами и турецким бельем вышли к Сулеймание.

Пространство между северным рукавом Месы — проспектом Шехзадебаши (Şehzadebaşi Caddesi), бульваром Aтатюрка (Atatürk Bulvarı) и огромным комплексом мечети Сулеймание — это Вефа (Vefa), один из самых аутентичных районов Стамбула. Здесь сохранилась старая османская застройка — деревянные дома с нависающими над переулками эркерами, а в непритязательных на вид кафе подают острый как огонь чечевичный суп. Вефа — довольно патриархальный квартал: тут много религиозных училищ и их студентов — бородатых и суровых, но в общем пока довольно мирных.

О! Это-то точно Сулеймание: сувенирные лавки, ресторанчики, туристы шастают туда-сюда. Большая.

С самой мечетью однако облом, закрыта! Открыт один маленький придел, остальное отгораживает фанера, на ней висят извинения и фото мечети, чтоб мы все-таки увидели, какая она внутри. И не последний ведь облом на сегодняшний день. Хотя, если подумать, следующий облом можно скорее назвать откровением, вот послушайте.

На площадью перед мечетью, где сувениры и ресторанчики, присмотрели мы себе один, с меню в картинках на щите. Выбрали «тавук шиш» за 7 денег – а еще что брать было непонятно. Наиболее внятно выглядела котлета на палочке под названием «адана», тоже 7 денег, ее и заказали. Приходит официант, ну чисто пират (голова обвязана, кровь на рукаве сломанный нос, бандана на шее и вообще какой-то разбойный вид), несет заказанное плюс еще тарелку риса и салат. Мы говорим мужик! ты че такое принес? мы ни риса, ни салата не заказывали. Окей-окей – говорит мужик и уносит рис и салат обратно. Ну ладно.

Адана оказалась длинным острым невкусным кебабом (кебабом в нашем понимании, конечно), а курица – курицей, но маловато и невкусно. Хотели было оставить пирату 14 денег и уйти, но тут он подбегает со своим блокнотиком и размашисто выводит на нем: 16 + 5. Поясняет: 5 за сервис, и честно смотрит нам в глаза. Челюсть у нас несколько отвисает от такой наглости. Мужик, говорим, какой едрена сервис? Вон видишь на щите написано: 7+7=14? Держи 20 и гони 6 сдачи. Окей-окей – добродушно соглашается пират и мирно приносит сдачу. И на прощание – Have a good day! – вполне радушно и приветливо. В общем, мы не совсем поняли, что это было. Видимо, боевое крещение, которое нам больше не пригодилось.

Вернулись через университет.

Красивые «мавританские» ворота напротив мечети — вход на территорию Стамбульского университета (Ïstanbul Üniversitesi). Ворота эти — любимое место исламистов, коммунистов, националистов и прочих курдов, которые периодически дерутся здесь с полицией и друг с другом. В такие минуты от Беязита лучше держаться подальше, зато в остальное время в каштановом парке местного кампуса царит такая тишина, что после шумной площади звенит в ушах. В стоявший здесь некогда дворец султаны ссылали надоевших наложниц, и здание получило прозвище «Дворец слез». Оно не сохранилось — как и казармы янычар, находившиеся по соседству.

В парк нас не пустили, как мы есть туристические туристы, а под студентов нам закосить проблематично. В качестве туристов велели приходить в понедельник. Зато возле университета еще одна мечеть: Беязит. Там дали посидеть и пофотографировать, она в натуре не очень, но получилось неплохо.

Далее рыночек: торгуют всем, а за ним – целая книжная улица, оказывается, народ в Турции таки читает со страшной силой и книги покупает только так

Этот книжный рынок не раз упоминает Памук в своем «Стамбуле».

Ну и наконец наша Диван Йолу, финишная прямая.

Дома усадили меня писать атчот (в котором становится все меньше смысла для окружающих), а Левку отправили гулять в парк Топкапы. Это не сам дворец, а парк вокруг, туда пускают без денег.

На другом берегу

Вечная Галатская башня с вечной чайкой (штук 30 таких фоток)

И закатный Золотой Рог


Эта фотка мне очень особенно нравится, пароход взбирается вверх по наклонной плоскости (правда, похоже на какого-то Дюфи?)

И на прощание - несколько закатных хитов Султанахмета:
Айя-София

Голубая мечеть

И ипподром

Спокойной ночи.

12 октября 2008 г.

Завтра мы наконец улетаем! День сурка такой. Но теперь уж это завтра не в нашем воображении, а по-настоящему. Завтрак хуже, чем вчера, зато погода хорошая, исправилась после вчерашнего дождя. Вот такой нереальный вид с радугой из окна столовки. Вместо Босфора.

Сегодня решили поглядеть на византийские стены Константинополя. Сели на вокзале Сиркеджи на старенькую потрепанную электричку (честно говоря, даже шок хватил после шикарных новехоньких стамбульских трамваев и автобусов) и чух-чух-чух 5 остановок до станции Yedikule.

В нескольких сотнях метров к северу высится главное укрепление городских стен — мрачный замок Едикуле (Yedikule, Семибашенный). Попасть туда просто: на электричке с вокзала Сиркеджи до остановки «Yedikule», а дальше — пару сотен метров вперед по движению поезда. Видные от станции огромные башни не дадут заблудиться. Едикуле — результат трудов сначала византийских, а потом турецких военных инженеров. Две квадратные башни-пилона, между которыми зажаты византийские Золотые ворота (Porta Aurea), построены еще во времена Феодосия. Чтобы увидеть сами Золотые ворота, надо пройти крепость насквозь, а если она закрыта — продраться сквозь заросли с внешней части укреплений. Пресловутые «врата Царьграда» — типичная римская триумфальная арка. Проходить под ее окованным позолоченной медью сводом имел право только император-триумфатор — для прочих смертных были устроены небольшие ворота слева. Золотые ворота в течение веков были главной темой для всяких историко-политико-психоаналитических спекуляций: кто только не мечтал пройти сквозь них — на худой конец приколотить к ним свой щит.


Считалось, что именно через эти ворота в город когда-нибудь вступит освободитель Константинополя, поэтому суеверный Мехмед Завоеватель немедленно после взятия города их замуровал, оставив вместо огромного проема крошечную калитку, а позади пристроив фаллические башни, явно не имеющие ни малейшего военного значения. Некоторое время Завоеватель хранил там свои сокровища, а потом устроил здесь тюрьму для иностранных послов, визирей и прочих VIP. Теперь в одной из башен — весьма зловещий музей орудий пыток и прочих тюремных реликвий (все экспонаты вполне в рабочем состоянии), а во внутреннем дворе свалены каменные турецкие ядра; летом в крепости устраивают концерты.

За вход во двор (видимо, вместе с музеем) с нас пытались содрать 5 лир, а нам эти поборы надоели изрядно. Мы его просто так сфотографировали и пошли глазеть на стены за бесплатно.

Это несложно: куда ни пойдешь – торчит стена.

И ужасно красивые и живописные эти стены, хочется выбросить хоть одну картинку, а рука не поднимается


И зачем-то диван

Симпатичная арочка. Не те ли самые Золотые ворота? Нет, вряд ли.

А на месте бывшего рва – огороды.

Возвращаемся на станцию. Быт

На том же допотопном поезде вернулись обратно на вокзал. Ну здравствуй, Галатская башня, давно не виделись!

Зашли в Новую мечеть (Yeni Camii Meydanı), вот я бодро вышагиваю, с платочком на голове. "Новая" – это у них 1633 год, все тот же Синан строил.

По количеству голубей мечеть может поспорить с Сан-Марко в Венеции (корм для них продают тут же).

К ней ведут широкие пологие ступени, которые периодически захлестывает рыночная стихия (а полиция время от времени торговцев оттуда гоняет). Снаружи это строение не особенно интересно, зато внутри стоит обратить внимание на специальную закрытую галерею, устроенную для молитвы султана: решетки, изразцы, ковры, прекрасный вид из окна. По воскресеньям, когда Крытый рынок и Египетский базар закрыты, площадь вокруг мечети превращается в огромное торжище, где рыбные и овощные ряды причудливо перемешаны с лотками торговцев всяким сапожным товаром, а чуть поодаль, за небольшим чайным садом близ мечети, продается всякая живность — от голубя до фикуса.


Кажется, я поняла, почему мне нравятся мечети: они такие невыразимо пестренькие! Это не говоря о том, что в мечети всегда можно поваляться и отдохнуть с дороги на прекрасном мягком ковре.

В ислам, в ислам!

Прошли через рынок (ну и что что Гранд Базар закрыт, на улицах торговля идет вовсю!) и поднялись уже привычным крутым подъемом по улице Анкара к себе в отель. Теперь пути наши с Левкой разошлись: я была послана в баню, а Левка, поскольку в баню не хотел - в Археологический музей: его нам культурные друзья завещали никак не пропустить. В Топкапы решили пойти вместе завтра.

Баня (Gedikpasa Hamami) изначально была выбрана по рекомендации ЛП, впоследствии правильность этого выбора была подтверждена юзером kreecher в упоительном рассказе о его с другом помывочных приключениях. Мне достался сильно облегченный вариант: улыбчивая толстая турчанка по имени Наргес на колени не ставила, руки-ноги не выкручивала, а только делала хорошо и приятно: сначала верблюжей рукавицей («кесе»), затем пыльным мыльным мешком. Что меня удивило и не понравилось (или я чего не поняла?) – что камень, на котором происходила помывка и массаж, не был горячим. Что очень понравилось: когда по мылу, а не по крему, массаж производит совершенно другое впечатление: будто облаком тебя гладят. Кроме «кесе» выучила еще пару турецких слов: «кабин», «килит» (замок, но видимо родственник ключа) и наконец-то «тешекер эдере» (спасибо). Удовольствие стоило 40 турецких денег + 5 бакшиш. В заключение должна еще отметить, что мероприятие не для брезгливых: стерильность всех этих тапочек, тряпочек, рукавиц и полотенец никто не гарантирует, а можно ли прийти со всем этим своим – не знаю. Лично я повышенной брезгливостью не страдаю, поэтому пришла домой отдохнувшая и довольная.

Вернулся Левка из предполагаемого Археологического музея и затребовал «бумажку». «Бумажкой» у нас назывался такой ценный листочек, полученный в туристической конторе для туристов, где очень четко прописаны часы работы и выходные всех музеев. Для Левки мы сегодня выбрали Археологический, потому что завтра (в понедельник) он закрыт, а зато завтра открыт Topkapi. В Топкапы я уж была согласна завтра пойти, потому что надо ж где-то провести бездомные полдня. Не судьба! В бумажке-то написано, что Археологический открыт до 18, а оказалось – до 16. Пришлось Левке идти в Топкапы без меня.

Пришел, рассказывает. У меня дежавю из глубокого детства, когда кто-то через завсклад, через директор магазин достал родителям билеты в Оружейную палату и меня тащат туда просвещаться, а мне безумно скучно и неохота, но я ж понимаю, что надо, и тащусь. Теперь я взрослая и могу вместо дворца пойти в баню, а дворец изучать по фотографиям. На самом деле не так уж там и скучно, в этом дворце. Вот пара симпатичных беседок


и что-то очень красивое изнутри

и кухни (мы их позавчера видели с кораблика)

и Самый Главный Вид на Босфор

с роскошной пинией

и стенка, мы мимо нее столько раз проходили, а только теперь поняли, какая

Вечером бродили по ресторанчикам Султанахмета, долго выбирали, где бы поужинать. То, что в конце концов нашли, было ничего по стамбульско-туристским условиям. Хозяин спрашивал «ма нишма» и показывал много отзывов от благодарных израильтян. Кстати, вообще в Стамбуле чаще всего с нами норовят поговорить по-испански, уж не знаю почему.

13 октября 2008 г.

Завтрак был хороший! Кабачки в сметане – ах, люблю, давно не ела! И греночки. Но мы все равно уезжаем. Пошли попрощаться с Голубой Мечетью, чтоб потом вернуться в отель, пока он у нас есть. По дороге встретился доброжелательный мужик и указал на нее пальцем: «This is Голубая мечеть. Как дела?» Но это потому что мы по-русски говорили между собой, а так мы, конечно, испанцы.

Ну что, лучше получилось, чем в прошлый раз?

Особенно вот это, и в самом деле голубое


Прошлись еще вдоль ипподрома, пофотографировали египетскую колонну. И совы, и львы - никого не обидели египтяне

А, это новая, - сказал Левка с легким презрением в голосе.

В полдень оставили уложенные чемоданы в лобби и потопали проторенной дорожкой на причал. Дорожка пролегает по книжно-журналистской улице - и о ней Памук пишет в своей книге "Стамбул". Очень кстати она читается вот так, параллельно с гуляниями по городу. В витрине попался объект культа, решили запечатлеть его на память.

Впрочем, и я напоследок решила примкнуть к обожателям Ататюрка. Объяснить почему? ну да ладно, чего там разжевывать.

На Эминёню сели на речной трамвайчик в сторону Эйюпа, почтить память нашего Пьера Лоти. А то из отеля нас выгнали, а мы за эти пять дней уж поди привязались к писателю. Эйюп находится в самом конце пролива Золотой Рог, 5 не то 6 остановок. Плывем

Первую остановку на северном берегу паромчик делает у пристани Касымпаша (Kasımpaşa İskelesi). На маленькой площади за пристанью стоит памятник Хасан-паше, изображающий благообразного господина, но почему-то со львом на поводке.

Хасан-паша по кличке Саблеусый Алжирец был личностью чрезвычайно колоритной. Начинал он юнгой на алжирской пиратской галере, дослужился до капитана и стал единственным, кому удалось спасти свой корабль от гибели в Чесменском сражении (1770), когда граф Орлов запер в бухте и сжег весь турецкий флот (в турецких учебниках это событие до сих пор называется «чесменской катастрофой»). Но уже через год, когда русские осадили остров Лемнос, Алжирец наспех построил новые корабли, а в команду за неимением лучшего набрал всякое отребье — вплоть до преступников из городских тюрем.

Когда эта жуткая флотилия выходила из гавани, один из визирей цинично заметил: «В любом случае не проиграем: либо Лемнос освободим, либо от этой швали избавимся». Но Алжирец снял русскую блокаду, и его наградили, как и полагается в настоящей восточной сказке: султан сделал его верховным адмиралом, усыновил и женил на собственной дочери. На склоне лет неугомонный Алжирец поселился в Касымпаше и доводил смирных соседей до сердечных припадков, прогуливаясь вечерами с ручным львом на цепи.


Галатскую башню больше не показываю, да? Вот еще большая мечеть.

А вот еще мост+чайки+большая мечеть+маленькая впридачу. После Турции меня перестало трясти при виде минаретов. А вы говорите – культ личности.

Вот Болгарская церковь

А вот подлодка, мирно себе пашет близ жилого района

А вот уже Эйюп с его огромным кладбищем, сюда мы держим путь

Эйюп – мусульманский район, официально находится за чертой города. Прямо возле пристани - несколько очень приятных улочек, дома с деревянными эркерами

Пройдя через вечный рыночек

и присматривая себе жратву на обед, дошли до Мечети Эйюп-султана.

Мечеть Эйюп-султана (Eyüp Sultan Camii) была чуть ли не первой, построенной турками после взятия Константинополя, но ее, как и другую древнюю мечеть — Фатих, разрушило землетрясение 1766 года. Нынешнее — довольно красивое — здание построено в конце XVIII века. Особенно хорош интерьер: большая его часть не оштукатурена, видна каменная кладка красивого теплого тона. Достойны внимания смешные угловые своды с двойными стрельчатыми арками, в которые как бы врастают изящные круглые столбы, а также уникальный бирюзовый ковер.

Покрытое изразцами здание во дворе мечети — гробница Эйюп-султана (Eyüp Sultan Türbesi, 1484). Сейчас она открыта для паломников, но так было не всегда. Раньше увидеть святыню можно было только через забранное решеткой с арабской вязью «окно молитвы» (слева от входа): считалось, что молитвы, произнесенные здесь, обязательно исполняются. Теперь, пройдя через арку-металлоискатель, можно посмотреть на гробницу вблизи. Восьмиугольный мавзолей покрыт свинцовой крышей, а саркофаг окружен решеткой из чистого серебра — подарок султана-стихотворца Селима III.


Справа, за мечетью, начинает карабкаться на кладбищенский холм улица Карьяды (Karyağdi Caddesi). Дорожка довольно крута, но выносливый путник будет вознагражден красотой самого кладбища и захватывающими видами, открывающимися сверху.

Вот тут мы лажанулись! Забыли про эту рекомендацию, или просто не заметили – увидали указатели на кафе Пьер Лоти и полезли по ним наверх, как будто мы машина – не через кладбище, а через город. Этот путь оказался явно длинней и утомительней.

На самой вершине холма можно перевести дух на террасе Pierre Loti Café. Эта крошечная избушка — весьма старинное заведение. Кофейня, находившаяся здесь, считалась весьма романтическим местом. В XIX веке ее облюбовали стамбульские экспаты, в числе которых был и французский писатель Жюльен Вио (1850-1923), печатавшийся под псевдонимом Пьер Лоти. Лоти был морским офицером, подолгу жил в экзотических странах и изобрел новый жанр — колониальный роман. Он много лет провел в Константинополе, совершенно отуречился и часами сидел на террасе над Эйюпом, в феске, перебирая четки и потягивая длинную трубку, набитую изысканной смесью табака, опиума и толченого жемчуга.

Этот толченый жемчуг произвел на нас такое впечатление, что мы вспоминаем его до сих пор, по поводу и без повода. А i_shmael говорит, что писатель он весьма известный и знаменитый, ему даже национальные похороны устроили.

Вот Левка в заветном кафе. Немножко замученный, все-таки высоко забрались.

Виды действительно приятные, но под толченый жемчуг, видимо, вообще.

Рядом с кафе был внезапно обнаружен и фуникулер. Вай! А в путеводителе про него ни слова, видно новенький. Но не вниз же на нем спускаться. Спустились как положено, красивой кладбищенской дорогой.

Голодные! Снова углубились в рыночные улочки в поисках жратвы, и тут нам во второй и последний раз повезло со стамбульской жратвой, оказалось действительно дешево и вкусно. Левка заказал себе Искандера (чисто из-за названия, ясно дело), а я пиде: хоть и вредно, но уж больно мне понравились их предыдущие воплощения. "Turkish pide! Green pepper – no!" - пыталась я донести свою мысль до официанта, который по-английски нибумбум - а то уж больно мне не нравятся эти маленькие зеленые перчики, которые турки норовят засунуть в любую свою еду. Про перчики в конце концов пришлось объяснять на пальцах. Судя по результату, нас поняли. Пока готовились наши блюда, принесли хлеб и две большие тарелки: одна с маслом, другая со студенистым йогуртом. How much? – строго спросили мы, живо припомнив вчерашнего пирата. - Not, not how much! - И радушное разведение рук.

Искандер был очень вкусен, и пиде мое тоже, хоть на вид и оказалось пиццей, чуть-чуть с каким-то нетрадиционным вкусом и нереально огромной, мы от таких порций в Турции уже отвыкли. Больше половины приберегли себе на перекус, пригодилась еще как.

Довольные и сытые, прикупив еще себе пашмину по дороге, потопали пешком в сторону дома, вместе со всем честным народом.

Первый район на пути – Айвансарай. И снова – стены Константинополя, нам они уже как родные.


А вот еще кое-что даже поинтереснее!

Северо-восточный угол Константинополя (там, где городские стены выходили к Золотому Рогу) в старину назывался Влахерны. Здесь есть еще один (весьма почитаемый еще с языческих времен) священный источник, над которым в V веке построили церковь Богоматери Влахернской (Panayia Blaherna), среди местных жителей известную как церковь Источника (Ayazma Kilisesi). Она была одной из главных святынь Константинополя: здесь хранились риза (по-гречески — «омофор», то есть покров) и пояс Богоматери, тайно вывезенные паломниками из Иерусалима.

Самое известное из влахернских чудес связано с Россией. В IX веке, когда русы — тогда еще язычники — осадили Царьград, во время службы во Влахернской церкви защитникам города явилась Богоматерь, покрывшая их своей ризой. После этого омофор погрузили в воды Золотого Рога, и поднявшаяся в ту же минуту буря разметала русские ладьи. Возможно (есть и другие версии), именно благодаря этой истории Покров (14 октября) стал одним из главных праздников русской церкви; никаких сведений о праздновании его в Византии нет.

Вы что-нибудь понимаете? Если буря разметала русские ладьи, то чего уж тут праздновать?

Окруженная глухой стеной церковь стоит метрах в ста от берега, слева от пристани Айвансарай (Ayvansaray İskelesi), в конце маленького переулка. Древнее здание сгорело еще в 1434 году, однако мраморная купель источника по-прежнему полна воды (для питья стоят оловянные стаканчики), а рядом показывают древнюю икону Богоматери, написанную, говорят, самим евангелистом Лукой.

Влахернскую церковь периодически навещали императоры; здесь построили летний дворец, который постоянно расширялся, пока в конце концов, когда обветшал Большой дворец, сюда окончательно не перебрался двор. Стараниями нескольких императоров Влахерны превратились в совершенно неприступную крепость: от берега на вершину холма поднимается мощная ступенчатая стена с квадратными башнями. Карабкаться туда с берега — дело достаточно долгое и утомительное, но оно того стоит. От парадных зданий дворца, правда, осталось немного — лишь тройная арка на холме обозначает место так называемого дворца Константина.


А лично у нас получилось так. Стоим себе на набережной, смотрим в карту, никого не трогаем, вдруг видим – подъезжает машина туристический автобус с туристами, и они гуськом-гуськом устремляются куда-то прочь от набережной. Ну, мы думаем, раз им надо, то и нам наверняка не помешает. Тут им отпирают ворота и они чух-чух-чух вовнутрь. А мы понятия не имеем, что там внутри (по-ихнему я плохо читаю), но тоже на всякий случай чух-чух-чух за этими невнятной национальности туристами, греками что ли или славянами какими нерусскими. Ну и оказываемся внутри этой культовой, можно сказать, церкви, которую открыли, можно сказать, специально для нас!


И тут я еще больше скажу: 14-го октября праздник Покрова, да? А мы сюда попали 13-го, аккурат накануне! То есть в другой день может и не попали бы вовсе. И вот тут мы как-то неощутимо поняли, что город Стамбул-Константинополь весь последний день готовился нам покориться и именно в эту секунду наконец пал пред нами, раскрыв свои объятия. На шестой день, черт его побери. А мог бы и пораньше, между прочим.

Потопали дальше по набережной и улочкам по направлению к Эминёню, следующая станция – Балат.

Расцвет Балата - еврейского гетто - пришелся на XVI-XVIII века, однако и до сих пор здесь можно встретить стариков, говорящих на ладино — языке константинопольских евреев, представляющем собой кастильское наречие XV века с вкраплениями турецкого и идиш.

Впрочем, древнейшая в Балате (и во всем Стамбуле) синагога Ахрида (Ahrida Sinagogu, XV век) построена выходцами из другой части Европы — из македонского Охрида. Кафедра внутри синагоги устроена в виде корабельного носа. Считается, что это нос одной из галер Баязида, на которых изгнанные из Испании евреи добирались в Константинополь. Есть и значительно более радикальное мнение: это не что иное, как нос Ноева ковчега.


Вот. В ЛП еще много интересного на тему еврейского Стамбула написано, но не сказано, где именно эти синагоги находятся, и в результате мы с ними обломались. На нашей карте Балата были обозначены две: Чана и Ахрида. Однако карта с реалом пересекались мало (слишком крупный масштаб) и приходилось идти наугад. В какой-то момент мы решили, что синагога Чана совсем рядом и решили ее найти. Спросили у дедов, чинно рассиживавших в приуличной чайхане, где мол здесь синагога (то есть ткнули в нее пальцем на карте. Деды спросили "синагога?", пошушукались меж собой и отправили одного из них нашим гидом. Тот устремился куда-то вперед по улице. Потом еще в переулочек и еще, мы еле поспевали за ним. Наконец стал лицом к какому-то обычному жилому дому и тычет в него: вот. То есть мы поняли, что была здесь синагога, да сплыла. А может и есть, но закрыта сегодня. Видимо, сегодня христианский день, не еврейский. Вторую уже решили не искать и просто побродили по улочками, они тут вполне разноцветные и живописные, даже по моим понятиям живописности.



Но тут я вам вот что скажу. Скажу, что это неважно, что мы не увидели эту синагогу, а важно, что деды, отправившие с нами представителя на ее поиски, были вполне себе мусульманскими, но с такой охотой и готовностью помогали в поиске культового объекта враждебной религии. Собственно, за это я и полюбила больше всего город Стамбул и Турцию вообще, и поэтому считаю, что каждый израильтянин должен здесь непременно побывать.

Ну а потом мы дотопали до причала Fener, сели на кораблик (вот он плывет нас забрать из Фенера)

приплыли в Эминёню и привычно протоптанной тропой в отель «Пьер Лоти», который вроде уже и не наш.

В аэропорт решили поехать общественным транспортом, проверить, как работает. Сели на трамвай на Диван Йолу до остановки Zeytinburnu и там пересели на метро-электричку ("Hafif Metro") прямо до аэропорта. Оказалось очень удобно, дешево и сердито (и это говорим мы, которые не любим таскать чемоданы, а чемоданы у нас есть всегда, потому что мы по жизни немного черепахи). Единственная глупость, которую мы сморозили – закупили сегодня в кассе причала четыре жетона на дорогу в аэропорт, а трамвай их принимать не собирался. Акбил хавают все: трамваи, автобусы и пароходики, это и ввело нас в заблуждение. А у пароходиков жетоны другие. Так что пароходные жетоны остались нам на развод, придется приехать еще раз, покататься на речном трамвайчике.

Окончание типа заключение следует.
Tags: Турция, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →