Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Category:

Чтиво номер 17

«Стрекоза, увеличенная до размеров собаки» Ольги Славниковой - проза просто высшего качества, такого уровня литературу последний раз читала разве что у Шишкина («Венерин волос»). Каждый абзац - маленькая поэма и локальный эстетический восторг. Но с другой стороны естественно, что такой суперплотный текст будет страдать тяжеловесностью - потому подозреваю, что не всякий читатель долетит до середины этого редкого и необычного романа. Романа, где, как мухи в янтаре, застыли навек нищие советские реалии. Романа о перевернутых комнатах, о предметах, из которых высасывают суть, о никчемной, неприкаянной дочери и деспотичной матери, никак не желавшей умереть после самой своей смерти. - А заметила ли ты, - спросила меня подруга Ленка, - что в книге нет ни одного положительного героя, ни одной оптимистичной интонации? - Я заметила, не извольте сомневаться - но при том, что чернуху терпеть не могу, роман Славниковой к этой категории не отнесу. Есть кое-какие соображения, почему (потому что не со мной, потому что осталось в далеком прошлом). Облизываюсь при мысли о следующей вещи Славниковой, «2017» - хотя похоже, она совсем другого типа, нежели «Стрекоза». При том, что в последнее время начинаю относиться ко всяким «Букерам» и «Бигбукам» примерно как к «Оскару», уверена, что этого Букера дали не зря.

Еще одна книжка в большой плюс и радость - «Задверье» Геймана. Не такой восторг, как «Американские боги», там вообще и глубина, и тонкость, и подтекст невероятные, эта книжка попроще и местами сказочка, не мой жанр. Зато в «Богах» как-то затянута и смята концовка - а здесь она на высоте. И чудный юмор Геймана, этот тончайший, растворенный между строк юмор, сопровождающий героев и читателя в самых что ни на есть аховых ситуациях. Замечательные типажи: ангел Ислингтон, пройдоха маркиз, бархатная женщина Ламия... а уж сладкая парочка мистер Круп и мистер Вандермар - тут просто слов нет. У меня на обложке, как всегда, рецензия, там Гейман называется эстетом черной готики, так вот и оказывается, что я всю жизнь была поклонником эстетской черной готики и ничего об этом не знала. Когда/если попаду в следующий раз в Лондон, надо будет непременно перечесть книжку и сопоставлять Лондон с под-Лондоном, про который мы теперь кое-что знаем.

Соответственно, в преддверии поездки в Японию захотелось послушать чего-нибудь японского, и на эту роль нашлись "Хроники заводной птицы" Мураками. Это у меня четвертый Мураками по счету, после «Дэнс, дэнс, дэнс», «Норвежского леса» и «Страны Чудес без тормозов», так что с полным правом могу назвать эту четвертую книгу типичной для писателя. Не удивлюсь, если и все остальные двадцать книг тоже окажутся типичными для писателя, а главный герой-рассказчик только имена продолжит менять, оставаясь строго одним и тем же лицом. И все же Мураками - хороший писатель (думаю, что иначе мы с Л. не осилили бы этот гроссбух), и некоторые (не все, не все!) второстепенные характеры в этой книге просто очень хорошо сделаны (скажем, девица Мэй Касахара и Усикава, японский Порфирий-Петрович), но вот с эзотерикой-мистикой-экстрасенсами тут явный перебор, на мой непросвещенный вкус. Уж лучше бы кулинарных рецептов накидал, а то поманил спагетти в самом начале и бросил. В общем, следующего Мураками теперь в руки возьму нескоро, разве что опять соберемся в Японию. Но заметим, что «Страна Чудес» мне все же понравилась всерьез, без дураков и без скидок. Как вспомню про Город - просто мороз по коже.

Еще одна аудиокнига, и исключительно удачная, на грани открытия: Владимир Новиков, "Роман с языком". И подзаголовок у него: "Сентиментальный дискурс", на дискурс мы и купились. Владимир НОВИКОВ оказался профессором МГУ (примерно как и его герой), а также известным филологом и критиком. Его "филологический роман" - искусно сделанный коктейль из истории женщин в жизни его alter ego и философски-филологических разглагольствований, пространных, но на удивление захватывающих. Все это сделано с большим вкусом и без капли банальщины, причем вкус не изменяет автору не только при описании любовных историй, но и при манипулировании заумными филологическими материями.

Находка удачная не только в том смысле, что сам роман хороший, но и начитана просто замечательно. Читает Вячеслав Герасимов, про которого говорят, что он вызывает только две реакции: неприятие и восторг. У меня, применительно к этой книге - исключительно восторг, чтец просто сливается с персонажем в едином порыве. Единственная претензия - что персонаж слышится лет на 70, а в конце книги с удивлением обнаруживаешь, что ему 50. По этой ссылке открывается целый мир фанатов аудиокниги - обсуждения, рейтинги и т.п. Забавно, кстати, что у всех теток рейтинг практически на нуле, но почему-то они упорно продолжают начитывать, часто даже произведения, написанные от лица мужского персонажа. Мне тоже ни одна тетка никогда не понравилась, включая чтицу вышеупомянутого Мураками. У Герасимова рейтинг чуть ли не самый высший, он вообще очень известный чтец и диктор, Левка вон говорит, что всю «Войну и мир» ему начитал. Недруги критикуют его за какой-то таинственный «среднерусский акцент», а я и акцента-то такого не знаю.

Короче, этот самый дискурс, особенно в исполнении Герасимова, очень рекомендую. Почти уверена, что он не разочарует и читателя бумажного издания. Если же кто любит читать с ненавистного мне экрана, то валяйте отсюда.

«Письма в Древний Китай» Герберта Розендорфера должны были понравиться, а скорее не понравились, хотя и развлекли. Суть романа в том, что китайский мандарин с помощью «компаса времени» переносится из X века в XX, да еще и не в Китай, а в Мюнхен, и оттуда пишет письма своему другу. Это должно быть смешно, и это смешно, и очень смешно. Все эти повозки ма-шин, и вертикальные повозки, и напиток шан-пань, и приветы моей нежной Сяо-Сяо, и попытки дистанционного управления императорской Палатой поэтов, именуемой "Двадцать девять поросших мхом скал" - безумно смешны. Однако довольно скоро юмор этот приедается точно так же, как и упорное навязывание читателю набивших оскомину истин о вреде курения, технологического прогресса, гонки вооружения и засорении окружающей среды. Оно конечно, может вся эта нравоучительность была и нова, и актуальна для 1983 года, когда роман был написан, но я ж не историк, мне бы чего посвежей. Короче, если хотите посмеяться от души - читайте на здоровье, а проповеди нафиг пролистывайте. Вот она в сети.

В качестве бесплатного приложения прилагаю два образца творчества Новикова-литературоведа, привлекшие меня яркими названиями:

МУТАНТ. Литературный пейзаж после нашествия Пелевина
АСТРОУМИЕ. Питерская смеховая культура глазами москвича

Обе статьи достаточно спорные: к примеру, во второй описываются два типа юмора, причем «питерский» хорошо и внятно, а что имеется под «московским» - совершенно не ясно. Основная теза: В Москве заранее знают, чему надо смеяться, и смеются, в Питере выслушивают, кивают и говорят: “Смешно”. Тогда, скажем, из моих сегодняшних примеров Розендорфер - московский, а Гейман - питерский. И я тогда получаюсь питерская, что чистая неправда.

Что касается ругательной статьи про Пелевина, то мое главное возражение простое: если он мутант (а он и есть), то нечего его и оценивать стандартными мерками. Ну за бедный язык, положим, можно попинать - а уж ругать мутанта за то, что роман у него не роман - просто смешно. Однако название статьи совершенно гениально. Там еще интересно про отсутствие «среднего класса» в «пейзаже» современной русской литературы (либо заумная литература толстых журналов для критиков, либо попса для народа). Я было хотела удивиться, а кого же я тогда читаю, если не тот самый "средний класс" - но потом подумала, что за восемь лет ситуация могла и измениться.

И последнее, из какого-то интервью с Новиковым, формулировочка понравилась:
Думаю, культурную роль [Чхартишвили] все-таки следует рассматривать как позитивную. Он перевел детектив из унылой милицейской плоскости в ретроспективную, которая не только развлекает читателя, но и образовывает. Правда, когда Тынянов взялся писать утилитарно-просветительскую вещь о Кюхельбекере, он создал, без преувеличения, великое произведение "Кюхля". А Акунин совершает обратный путь - извините, путь интеллектуала на панель масскульта.
Я Акунина люблю, но сказано красиво, есть о чем задуматься.
Tags: книги
Subscribe

  • Чтиво номер 89: Дэн Симмонс, Мишель Бюсси, Алексей Сальников, Арина Обух

    Дэн Симмонс, «Гиперион». « Террор» все же был очень крут, и другая, самая известная книга Дэна Симмонса в моем окружении упоминалась не раз ( тут,…

  • Наш ответ Керзону

    После того, как в предыдущем посте я дала ссылку на сакраментальный рейтинг Полки « 100 главных русских книг XXI века», мне ужасно захотелось…

  • Текст и аудио

    1. Все, что я хотела, но ленилась сказать про подкасты и прочие видео, высказал Авва. 2. Нас и на работе некоторое время тому назад заставляли в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments

  • Чтиво номер 89: Дэн Симмонс, Мишель Бюсси, Алексей Сальников, Арина Обух

    Дэн Симмонс, «Гиперион». « Террор» все же был очень крут, и другая, самая известная книга Дэна Симмонса в моем окружении упоминалась не раз ( тут,…

  • Наш ответ Керзону

    После того, как в предыдущем посте я дала ссылку на сакраментальный рейтинг Полки « 100 главных русских книг XXI века», мне ужасно захотелось…

  • Текст и аудио

    1. Все, что я хотела, но ленилась сказать про подкасты и прочие видео, высказал Авва. 2. Нас и на работе некоторое время тому назад заставляли в…