Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Category:

Штисель-3

Наконец-то показали третий сезон любимого сериала (о первых двух см. тут). Все так же прекрасен: с юмором, с душой, с живыми, эмпатичными героями. Когда я писала прошлый пост, еще не вышла эта ужасная «Неортодоксальная» — поэтому повторю здесь не раз повторенное в комментах: если это может понравиться тем, кто не видел «Штиселя», то после «Штиселя» оно выглядит плоской картонной агиткой.

SJMecY6hhw_0_0_1200_676_0_x-large

Не то чтобы третий сезон специально приурочивали к разгару и началу спада нашей ковидной эпопеи — но вышло хорошо, и вот почему. Параллельно с волнами ковида в израильской светской среде нарастали очередные волны неприязни (чтоб не сказать ненависти) к ультраортодоксальным общинам. «Штисель» же одним фактом своего существования говорит: да успокойтесь, они такие же люди, как вы (и даже если не так и они не такие же люди, успокоиться-то все равно не вредно). Кстати, именно в третьем сезоне есть этот чудесный разговор Липе с администраторшей киносъемок. Он обещает привезти ей сколько угодно религиозных для массовки. И она говорит, что если он её подведёт, она возненавидит всех религиозных. А Липе отвечает: да ты и так их ненавидишь.

Липе чудесный, и вообще все эти сцены съемок — великолепный образец рекурсии и самоиронии, такой элегантный намек на то, что они этот самый фильм и снимают. Еще ужасно смешно, как стаю хипстеров обрядили в шляпы и сюртуки и получились такие харедим, что не отличишь. В этом ведь тоже своя маленькая философия.

shtisel

Третий сезон оставил нам с Л. на память пару-тройку новых мемов: 1) да что ты хочешь от этих сионистов? 2) которого звали, зовут и будут звать (подставить имя) — помните, из эпизода со свахой? 3) Шира Леви и Шира Левинзон — тоже ведь замечательная история.

Очень забавное обсуждение кулинарной темы у Вики: ...и тут же стала воображать себе сценку, как на обычное светское событие с сэндвичами (с тофу), бурекасами и кофе, без предупреждения привезли кейтеринг из Геулы, с гуляшом, котлетами и вермишелью в пенопластовых ящиках и кастрюлях. Из одних выражений лиц присутствующих можно было бы смонтировать целую серию Штиселя. А я много думал — ибо сама-то именно котлетки с макаронами предпочту сэндвичам, тофу и салатным листьям — сила привычки и тяжелое наследие советского детства.

Там же обсуждение финансов (особенно в истории с суррогатным материнством). Вопрос: в фильме про финансы это полная туфта или как? Ответ: туфта, близкая к полной. Не заметить ее невозможно, но невозможно и не простить великодушно за все другое хорошее, что есть в фильме.

В прошлом посте мне дали ссылку на очень интересную статью. Помимо вещей очевидных и вещей спорных, там много информации об авторах сценария, а это как раз давно меня интересовало. Йегонатан Индурски вырос в ультраортодоксальной среде, учился в ешиве, случайное знакомство со стихами Рахель поразило его до глубины души и пробудило интерес к внешнему миру. «Если ты мальчик из ультраортодоксальной ешивы, тебе вообще неведомо, что на свете есть стихи, тем более что стихи пишут и женщины. Тебе внушают, что чувства — это помеха, которую ты должен преодолеть. И вдруг ты видишь, что кто‑то берет свои чувства и претворяет их в литературу. Для меня это была первая встреча с чем‑то за пределами моего мира». Он начал читать газеты и тайком удирать из ешивы, целыми днями просиживал в библиотеке. В следующем году он бросил ешиву. В 19 лет впервые сходил в кино, а годом позже поступил в «Сэм Шпигель» — ведущую израильскую киношколу.

При этом очень странной мне показалась его реакция на то, что «Штисель» стал чем‑то вроде культового сериала у ультраортодоксов. Он вспоминает, как, повстречав на рынке в Иерусалиме своего учителя в начальной школе и узнав, что тот посмотрел сериал с начала до конца, вовсе не возгордился — наоборот, Индурски стало как‑то не по себе. Индурски попытался понять, откуда это чувство неловкости: да, он гордился своим сериалом, но в то же время ему хотелось уберечь родную общину. «Увидев себя на экране, ультраортодокс после просмотра неизбежно изменится, — пояснил он. — Происходит то, что Вебер называет “расколдовыванием мира”. И от этого меня даже в дрожь бросает. Поразительная реакция, совершенно непредсказуемая по мессиджу сериала — такому, каким его вижу я.

20180311_102164-640x398

Что же касается Ори Элона, то он из семьи религиозных сионистов, и более того, прям-таки сын Бени Элона.

Шулем так душевно разрекламировал творожный пирог от Бризеля (Тот, кто не пробовал творожный пирог от Бризеля, не пробовал творожный пирог от Бризеля никогда!), что я не поленилась поискать этот пирог в сети. Как и следовало ожидать, на следующий день люди начали звонить в кондитерскую и пироги все нафиг раскупили. Впрочем, изучив статью, посвященную тортику, я немного успокоилась: выглядит он как обычный чизкейк, а я их не очень, как класс. А как Штисель-старший потчует гостей газировкой или минералкой? Будто столетний коньяк предлагает отведать.

Закончить хочу ссылкой на пост моей френды. Не уверена, что именно такие высокие ощущения возникли у меня, но ее слова легли на душу и заставили задуматься.

П.С. Нет, еще не конец. Весьма кстати попалось очень интересная и очень длинная статья про еврейских религиозных ортодоксов: Мир харедим: от прошлого до "эпохи коронавируса". Разговор с Менахемом Ягломом. Такая длинная, что я еще и сама не дочитала. Но то, что успела ухватить — просто супер интересно и познавательно.

shtisel-season-3-2-300x193 shtisel-season3-300x193
Tags: кино, сериалы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 295 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →