Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Categories:

Москва-2017 (2)

Начало

Ласточка довозит меня до улицы Вавилова, оттуда мне надо на Донское кладбище. Ирка нарисовала картинку, как идти – но картинка не очень понятна. Не беда, – думаю, – спрошу у народа. Народ бежит мимо, не обращает внимания, не местный, не знает, понятия не имеет. Вот от такого я отвыкла: в Израиле давно бы уже взяли под локоток и заботливо довели до места. Наконец находится добрый молодой человек, отыскивает Донское в своем телефоне и машет рукой: туда. Спаси-ибо!

На Донском встречаемся со Львом, моим двоюродным братом. Тут похоронены моя мама и бабушка, и родственники Льва с другой стороны, которых я тоже хорошо знала. Было очень здорово пообщаться со Львом, неожиданно получилось как-то очень искренне и тепло.

Потом Лев вызывает такси и мы едем к его родителям на Газетный. Хорошо, что такси – не так уж много у меня поводов еще раз поглазеть на город. Тем временем включили спасительный дождик, сделалось хоть немного прохладнее. Проезжаем мой родной Институт Стали, успеваю запечатлеть нижние этажи

О, и Ленин такой молодой на Октябрьской

И французское посольство, в котором я немало тусовалась в свое время

И страшный ужасный Владимир. Помню, народ в сети сильно возмущался, когда власти решили украсить им столицу

Но вот мы уже приехали. Сегодня у тетушки с дядюшкой собрались все (ну, почти все) московские родственники. Я уже говорила, что предки мои с папиной стороны – люди в основном простые, местечковые (писала про них раньше). А вот с маминой стороны (дядя Гера - мамин брат) – люди особенные, каждый по-своему. И в предыдущих поколениях, и в нынешних. Мой кузен Лев и его жена Таня – художники-концептуалисты, их арт-группа AES+F известна на мировом уровне.

Тани нет на этом фото (она убежала по делам до того, как собрались все-все-все), Лев сидит слева, а их сын Гоша стоит чуть правее. Он тоже работает на группу, заведует пост-продакшн.

В белом костюме – дядя Витя Евзович, двоюродный брат моей мамы (и дяди Геры, конечно). Девушка рядом со мной – его внучка Ника. К сожалению, Катя, его дочь, мать Ники и моя троюродная сестра, умерла в 2008 году. Как раз когда я приезжала в Москву в прошлый раз, поэтому им было не до встречи со мной... Катя тоже теперь в Википедии – она была единственной и любимой женой актера Валерия Гаркалина (Ника Гаркалина, соответственно – его дочка). Вот так вот, такие неожиданные у меня родственники.

А, вот еще Таня. До того как она убежала, мы успели сфотографироваться

Таня со Львом рассказывали, как они были на похоронах Антона Носика, и в каком плачевном состоянии находится Востряковское кладбище... Вот мир тесен, ведь они совсем не сетевые люди. Впрочем, что это я про "тесен", про "тесен" у меня гораздо круче рассказы. Слово за слово – оказывается, что фамилия Таниного отца Урбах. А у нас есть хорошие знакомые Урбахи здесь, в Израиле. Ну что я вам скажу? Оказалось, они друг другу троюродные, не знавшие о существовании друг друга...

А тетя Вика – вообще человек совершенно уникальный. Мне же вроде дядя кровный родственник – а я всегда думаю: надо позвонить тете. Вот и сейчас: к тете приехала. Тетя – Виктория Львовна Евзович – работала детским врачом в Русаковской больнице до 85 лет. Сейчас ей 89, она совершенно в здравом уме, все обо всех помнит, всем живо интересуется, душа семейства. Такие визиты обычно наносишь из чувства долга, хочешь поделиться своими жизненными силами с пожилыми людьми... А тут получается, что мне же и энергии прибавляется.

Дядя, надо сказать, тоже в смысле ясной головы большой молодец. Всю жизнь у него был ироничный склад ума, вот и теперь посмеивается. Три года назад у них в доме появилась помощница. Тетя Вика начинает рассказывать, при каких обстоятельствах. Как у нее случился сердечный приступ, как приехала скорая... Дядя: "Хе-хе, длинно рассказываешь, Наташе не интересно". Тетя: "Наташа, тебе интересно?" Дядя: "да неужто она признается?" А дяде 92, да...

Попросила у дяди Геры фотографии предков и старые документы. Ой, чего там только не оказалось! От 1917 года документы, от 1913-го... Все домашние только удивлялись, как это дядя, известный своей страстью к ежегодному расхламлению квартиры, умудрился все эти документы сохранить. Обнаружила предка Абрама Евзовича, чья фотография удивительно напоминала моего дедушку Михаила Львовича в молодости. Оказалось, это он и есть! Справка на имя Абрам Мовша Лейбов Евзович – а в семье его звали просто Миша, про Абрама я понятия не имела.

Добавила много фоток в geni.com. В процессе работы с geni обнаружила, что все новые загруженные мной фотки немедленно оказались на My Heritage, то есть My Heritage автоматически копирует новую информацию с джени. Копированием сайт не удовлетворился и подкинул моим маме и бабушке дополнительную фамилию Ловетт. Красивая фамилия, мне нравится.

Вот так:
Sara Evzovich [Evzovich (Lovett Bamdas)]
Augusta Rubinstein [Rubinstein (Lovett Evzovich)]

При ближайшем рассмотрении оказалось, что это такая неожиданная транслитерация ивритского לבית.

Улица Горького. Это для вас Тверская, а для меня как была Горького, так и осталась

Памятник Пушкина на ремонте – а это за него, на входе в метро (при мне не было этого искусства. Или я не помню?)

Вот с этой фоткой смешно. Смотрю на эти башни и ощущаю себя в какой-то альтернативной реальности. Звезды! Звезды алые рубиновые куда дели? Что за орлы вместо них?

Тут к слову даже вспоминается картинка из давнего творчества моего кузена ("Исламский проект" назывался)

...Уф, выдыхай, бобер. Звезды кремлевские на месте, а орлы эти сидят на Историческом музее. До 1935 года там они и сидели, а в 1935 их сняли с башен музея – нечего, мол. Вернули в 1997, потому я их и не помню. В 1935 же году и звезды поставили вместо таких же орлов на пяти кремлевских башнях. Звезды пока держатся. Звезды рубиновые, красивые такие, как на елке моего детства. Пускай еще поживут?

На следующий день ненадолго встретилась с подругой Олечкой – вот она на фоне своего дома. Дом ни капли не изменился с тех пор, как мы здесь тусовались днями и ночами, квартира практически тоже

Тем, кто не верит (что не изменился): санки-то тут натуральные, не музейный какой-нибудь реквизит какой-нибудь легендарной вареничной

А вот Семеновскую совершенно не узнать

Еще один пример роскошной столовки, типа давешнего «Гуся». Это сеть, называется «Грабли». Тоже очень вкусно и недорого

На прощание с Москвой меня таки нагнал ненавязчивый советский сервис. Захожу в аптеку, не вижу работников за прилавком и спрашиваю, куда тут можно подойти. «Вы что, не видите, что я тут стою?». Ой, не вижу за тремя окошками, извините конечно. Но уже в следующей лавочке (куда по наводке подружки зашла купить стельки) неприятное впечатление стирается из памяти. Продавщица спросила, есть ли у меня клубная карта, а если нет, то может есть у подружки, которая меня прислала – тогда скидка будет и ей, и мне. Вот так-то.

Еще забавное из области сервиса: обращение к господам и госпожам. Нет, не вернулось, не прижились. Самым распространенным обращением оказалась «девушка». Однажды нас с Танькой даже «девчонками» назвали – уж такие девчонки, это что-то. Удивительно, что «женщиной-где-виноград-брали» так ни разу и не обозвали – но возможно, просто времени не хватило.

Все эти магазины, что я исследовала – на Автозаводской, вокруг Юлькиного дома. Юлька – подружка моя дорогая и давняя, а ввиду шикарного географического расположения именно у нее я себе устроила базу. Тут жил мой чемодан, с которым я каждый день воссоединялась, а ночевала я все три ночи в разных домах: одну ночь у Юльки, одну у Ирки и одну у Таньки. Причем у Ирки и Таньки, на двух разных окраинах Москвы, еще как-то можно было жить, а на Автозаводской – нельзя, жутко душно в квартире. Я прибегала к чемодану, быстренько-быстренько производила с ним обмен шмоток и в ужасе убегала обратно. Юлька, кстати, так не страдает от жары, как я, даже вентилятора дома не держит.

Вот третья ночь все-таки досталась ей – и хорошо, что так. Потому что именно этой ночью температура Москвы упала до относительно нормальной. И мы смогли с полным кайфом распить бутылочку французского вина и наконец-то поговорить за жисть. Юлька закусывала французским сыром, а я, вестимо, пирогами. Были опробованы пироги Муму, пироги из французской пекарни возле Юлькиного дома – и еще не забудем пироги из Вареничной, которые вчера. Все хороши. Но особенно – пироги Штолле (Юльке тоже пришлось попробовать и подтвердить). Они еще тем замечательны, что можно их заказать с доставкой. Приехали еще теплые, в хорошей правильной коробке, приспособленной к транспортировке. На следующий день я эту коробку – в чемодан, и прекрасно мы с ними со всеми долетели до дома. Я их потом запихнула в морозилку и растянула гастрономическое щастье недели на две. Вот эти пироги и пожалуйста привозите, когда будете к нам приезжать

В общем, как-то исключительно удачной оказалась эта идея слетать в Москву. Единственное, что жаль – не удалось повидаться со всеми моими московскими друзьями и френдами (а для меня френды – все равно что друзья). Ну да, конечно же, все крутилось вокруг тетушки с дядюшкой … и повидаться смогла только с самыми близкими и давними подругами. Когда в следующий раз окажусь в Москве? Бог весть. Но так приятно осознавать, что Москва оказалась ближе, чем мне думалось раньше.

Tags: Москва, былое и думы
Subscribe

Posts from This Journal “Москва” Tag

  • Москва-2017 (1)

    Внезапно слетала в Москву. На три с половиной дня. К тетушке с дядюшкой. Вот уже лет пять тетя в каждом телефонном разговоре спрашивает: ну когда ты…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 112 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →