Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Category:

Чтиво номер 60: Евгений Водолазкин, Рут Озеки, Абрахам Вергезе

Рут Озеки, «Моя рыба будет жить». По английски называется совсем по-другому: «A Tale for the Time Being», а по-русски это название вынесено в подзаголовок. Надо сказать, что перевод книги вообще отличный, и эта вот самодеятельность с переводом названия – она тоже удивительно к месту, в резонанс с биением пульса книги. Две линии романа, неразрывно сцепленные меж собой, с неменьшей силой цепляют за душу. «Потому что мы с тобой временнЫе существа одного типа» – пишет американо-канадская героиня японской, – ну вот и я, видимо, того же типа. Правильную концовку трудно было себе представить – и она таки слегка разочаровала: предъявленные коты Шредингера и множественные реальности не идут ни в какое сравнение с повествованием обеих реалистических линий – таким живым, образным, ироничным и одновременно таким человечным. Ну и бог с ней, с концовкой. А между прочим, смотрите, что Вики пишет про автора: Ruth Ozeki (born March 12, 1956) is an American-Canadian novelist, filmmaker and Zen Buddhist priest. Вот как! Конечно, видно, что автор в дзен буддизме понимает – но чтобы прямо священник... «Давно так не хотелось, чтоб книга не кончалась никогда» – сказал Л., и это чистая правда (за исключением слова «давно», так как последняя подобная книга была как раз относительно недавно). Тут ему, кстати, все респекты причитаются за то, что нашел эту «Рыбу» – ни у кого из френдов рекомендаций на нее не видела. А мне еще личный особенный сюрприз – чуть ли не две страницы (вдруг!), посвященные песне Барбары «Le mal de vivre». Ну и вишенка на торте: читает Игорь Князев (кто знает – поймет).

Абрахам Вергезе, «Рассечение Стоуна». Этот роман, эдакая семейная сага длиною в полжизни, казалось бы, не моего романа, временнЫм существом другого типа написан. Но понравилось мне очень. Понравилось эпическим размахом, погружением в иную жизнь (и не в одну), очень неожиданным поворотом в конце (все ниточки завязались в узелочки), ну и человеческим пафосом, чего уж там. Поскольку роман во многом автобиографический, страшно хочется узнать все про автора. А автор – довольно-таки выдающаяся фигура: профессор Стэнфордского университета, практикующий хирург и крупнейший специалист в bedside medicine (и да, посмотрите, какое лицо). Родился, как и его герой, в Эфиопии и там начал учиться на врача, а эмигрировал в Штаты не один (как герой), а с родителями и двумя братьями. Как раз успев понаблюдать переворот и гражданскую войну (навязшее с детства в моих ушах имя товарища Менгисту Хайле Мариама вдруг проступило из тумана и обрело очертания кровавого диктатора, изгнавшего из страны цвет интеллигенции). Захватывающие описания жизни медицинских стажеров в Штатах, очень интересно про хиругию и мецицину вообще. За рекомендацию спасибо дорогой elena_masque, она ведь тоже врач – знает, о чем говорит. Читает некто Михаил Росляков – невесть откуда возникший претендент на роль худшего чтеца после Ерисановой. По ложной выразительности и оригинальности смысловых ударений ей все же равных нет, а М.Р. особенно силен в исполнении женских ролей: хнычет, стонет, мяучит – так он, видимо, представляет себе женскую эмоциональность. Сие художественное прочтение конечно подпортило впечатление от книги, но в последнее время я как-то лучше научилась отделять мух от котлет.

Евгений Водолазкин, «Соловьев и Ларионов». Вот интересный эффект. Читает тот же Росляков – но здесь почему-то вполне прилично. Своеобразная манера его чтения на удивление соответствует отстраненной, наукообразной прозе Водолазкина (и на женских ролях он тут практически не мяучит). Ну что ж, просила Водолазкина без святых-юродивых – получила про белого генерала. А что, все веселее. Как и «Лавр», весь роман пронизан игрой и приколами. Много мест, «где смеяться». Слушали в машине с Л., на некоторых таких он кривился, и я не возражу (фейковые сноски явно в переборе, а с грузинским «окопом» и «Иду на грозу» вообще ниже плинтуса). Но в основном действительно смешно (Л. впоследствии таки признался в своей предвзятости, уж больно «Лавр» его достал). Много стеба над историей как наукой, особенно над советской. Пара остроумных поворотов (с Зоей, с Лизой). Очень славная концовка – и недоговоренностью своей, и раскрытием филологической загадки – вот это действительно остроумно. Зачем написан роман? Ради историко-филологических игр? Ну ладно, пускай будет – нетривиальная все же вещь. Остался «Авиатор» – может, он окажется подушевнее?

Что-то я тут расписалась необычным образом. Четвертую прочитанную книгу приберегу, пожалуй, на следующий раз.
Tags: аудиокниги, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 125 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →