Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Categories:
  • Music:

Чтиво номер 9

Совершенно ошарашил меня Ивлин Во. Я-то давно знала, что это дыра в моем образовании, а тут представилась возможность ее залатать. Но зря я, наверное, начала с «Пригошни праха». Нет, даже и не подумайте, что мне не понравилось: гениальный писатель и гениальный роман. Только вот... э... давненько на меня литература не действовала так угнетающе. Не зря же в прошлый раз я так восхищалась пелевинским изречением (ладно-ладно, не пелевинским, персонажским) «искусство должно радовать, а не печалить. А если даже оно нас печалит, эта печаль должна нас радовать». Вот и меня, представьте себе, до сих пор безумно радовала та печаль в искусстве. А в данном конкретном произведении меня ее лишили, взамен наградив тоской тяжелой, безнадежной и черной. Ты чего, - сказала Ленка shewolf, большая любительница Во и хозяйка книги – это ж сатира. Сатира, ага, а потом целый день жить не хочется. А что, люди, кто его читал, у него все книги такие страшные, или нет? Лучше уж море крови, право слово... теперь мне хочется читать другие вещи Во, а я боюсь.

Вот, открыла, понимаешь, на старости лет Америку британскую литературу: Ивлин Во, Мюриэл Спарк, да те же Адамс и Пратчетт – и это еще если ничего не сказать о Джулиане Барнсе, который нынче мой любимый!

«Любовь и так далее» – достойнейшее продолжение «Как это было» (см. Чтиво-7) и даже еще лучше и увлекательнее! Это ж подумать только, насколько автор мастерски издевается над читателем! Вот только я успела составить свое мнение о ситуации ли, о персонаже – как выходит на сцену очередной герой (чаще всего, тот самый персонаж и выходит) и говорит примерно так: «да, я знаю, вы думаете так-то и так-то (что есть истинная правда - прим. Совы), а на самом-то деле все не так», и тогда приходится неумолимо переходить на его сторону, и понимать, что не так, а эдак. Только перешел со скрипом на эдак, а тут, сами понимаете, другой герой на очереди про то, что эдак вовсе не эдак, а самое что ни есть так. Вот это да, вот это я понимаю, высший психологический класс. И Левка тоже одобрил Барнса. Барнс, - сказал Левка, - это Анна Каренина 20-го века. А уж будьте покойны, если Левка что-то назвал Анной Карениной, значит, это выдающееся произведение. Единственное что мне не понравилось в этом блестящем (просто блестящем!) романе – это показавшаяся смазанной концовка. Впрочем, такая концовка вполне оправдана, если нас ожидает продолжение. А поскольку с Барнса станется – я очень надеюсь!

И вот люблю я все же читать рецензии на обложках, а? И снова, снова они зажигают, родимые. Вот на обложке «Истории мира в 10 1/2 главах» того же автора мало того что пишут, что это «лучшее произведение постмодернистской волны», но еще и «впервые заставившее критиков и читателей всерьез отнестись к этому литературному направлению». Ай да Барнс, ай да молодец! Не знаю, что такое этот ваш постмодернизм в литературе и нафиг он сдался, если его всерьез не принимают. Я даже что такое модернизм, который по всей логике должен был предшествовать постмодернизму, тоже не знаю – а может, я бы и его тоже полюбила, как полюбила этот вот постмодернизм в лице «Истории мира».

Впрочем, я не буду тут темнить и поделюсь своей википедической находкой про то, что
Постмодернизм (англ. postmodernism) – многоуровневое проявление творческого цитирования при переоценке цивилизационных ценностей представителями искусства второй половины ХХ века. Это — современное состояние культуры западного общества, которое характеризуется утратой ценностных орентиров (метанарративов, метаповествований). Основной способ существования постмодернистской культуры — цитаты и ирония.

Не знаю, что такое метанарративы и метаповествования и куда они утратились, а также не совсем понятно, при чем тут ценностные орентиры, которые, на мой взгляд, вполне себе могут уживаться с иронией и цитированием, но из остального определения, безусловно, складывается некая картина. Тогда, конечно, Щербаков – это просто квитэссенция постмодернизма, и «История мира» тоже, да и другой читанный мною Барнс если не квинтэссенция, то тоже туда укладывается. И Пелевин тоже значит будет постмодернист, и Бродский, и… но тут Левка меня обломал, сообщив, что самым первым постмодернистом по этим признакам является Пушкин Александр Сергеевич. Что, между прочим, совсем не удивительно, а только лишний раз доказывает, что Пушкин – это Щербаков 19-го века.

Меня, как всегда, занесло на Щербакова, а надо ж вернуться к нашим баранам. Книжка сама, как было сказано, мне очень понравилась – конечно, одни новеллы больше, другие меньше. Но здорово как там каждые две новеллы пересекаются между собой то участием этих самых личинок жуков-древоточцев, то Ноевым ковчегом, то темой кораблекрушения, то мотивами спасения тела и души, а то, гляди и более высокими материями – да и не счесть всех тех пересечений.

Обидный, но забавный глюк у них там с переводчиками обнаружился. Вдруг ни с того ни с сего (в главе про плот «Медузы») пошел какой-то мерзостный перевод – будто засадили за перевод функционера времени советского застоя, и тот, старательно высунув язык, лепил кальку с английского, и я уж готова была рыдать, что такую книгу испортили, но тут все раз – и кончилось: там, где про Жерико – уже нормальный перевод. Впрочем, этот умник советский подключился уже в предыдущей главе, обозвав церковный суд Эглизским. Оно конечно смешно для тех, кто французский понимает, но больше, конечно же, грустно. Еще забавно, что на обложке книжки, видимо, в целях иллюстрирования одной из ее главных тем – картины Жерико «Плот Медузы» красуется «Девятый вал» Айвазовского. Вот уж воистину картина Репина «Девятый вал»!

Где-то ближе к середине книги вдруг появляется типичный Кундера, а потом опять как не бывало. Кстати, там где Кундера, оно даже лучше, чем настоящий Кундера – но все равно, Кундера был первым, и к тому же явный постмодернист, если уж на то пошло (хотя к нему, как выяснилось, не отнеслись серьезно). Это я к чему?

К тому, что Кундеру я тоже прочла до кучи: последнюю его вещь, «Неведение». До того как взяла в руки книгу, пару раз наталкивалась вот на какое мнение: «Книга хоть и не плоха сама по себе, но читать ее не нужно - если вы читали Кундеру, то ничего нового вы тут не найдете, а если не читали, то начинать надо не с этого». Это motya так красиво сформулировал, но я с ним не до конца согласна. Если вы любите Кундеру, как люблю его я, вы ничего не потеряете, прочтя эту книгу, а только приобретете. Вы не найдете нового стиля и новых литературных находок – это да, но новых, свежих, всегда нетривиальных, часто революционных мыслей, которых либо никогда у вас не вертелось в мозгу, либо вертелось, но не осознавалось – вы найдете всегда. И пусть вместо персонажей у автора картонные фигурки, которыми он умело двигает для иллюстрации своих мыслей – слава богу, ему всегда есть, что иллюстрировать. Недавно в журнале у Вараны мы обменялись своими предпочтениями из Кундеры, и вот что у меня получилось:

Бессмертие
Невыносимая легкость бытия
Вальс на прощание
Шутка
Неведение
Книга смеха и забвения
Подлинность
Неспешность
Смешные любови.

Все ж «Неведение» на пятое место попало (первым из всего того, что написано на французском, я не ошибаюсь?). Ну а начинать с него, безусловно, не надо - тут Мотя тысячу раз прав.

И наконец, если все же кому в этом моем Чтиве-9 не хватает ценностных орентиров, то я советую прочесть книгу Пола Остера «Мистер Вертиго» (irbisa, спасибо!). Я, правда, когда читала, не знала, что читаю ради них, потому как когда-то давно читала «Стеклянный город» того же автора и там этих ориентиров не заметила. Но «Мистер Вертиго» - хорошая книга, хоть и не постмодернистская, и не такая кричаще моя, как Барнс. Перевод очень хороший, за что спасибо Т. Чернышевой. А больше ничего внятного сказать не могу, и Левка ничего не сказал. Хорошая, говорит, книга, и все тут – а с Анной Карениной, представьте себе, не сравнил.
Tags: книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 120 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →