Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Categories:

ЮАР-5

Tel Aviv – Istanbul – Cape Town – Hout Bay – Duiker Island – Cape of Good Hope – Cape Point – Boulders Beach – Cape Town – Stellenbosch – Cape Town – Hermanus – Mossel Bay – Oudtshoorn – Cango Caves Knysna – Tsitsikamma Reserve – Knysna – Johannesburg – Mthetomusha Game Reserve – Bongani Mountain Lodge – Mthetomusha Game Reserve – Bongani Mountain Lodge – Panorama Route – Кruger Park – White River – Pretoria – Johannesburg – Istanbul – Tel Aviv

Начало: 1, 2, 3, 4

29 сентября 2015

Утренняя пробежка вокруг отеля. Цель: ознакомление с познавательными барельефами (Галя обещала, на соседнем доме). И правда, вот они: южно-африканские племена с портретами их представителей (тут только официальных языков одиннадцать – я говорила?)

Однако программа не дремлет: Мы прощаемся с Кейптауном и отправляемся в путешествие вдоль побережья Индийского океана на восток. Да-да, на восток. Прощай, гостеприимный кейптаунский отель с ершиками-протеями, загадочными лифтами и видом на Луну и Столовую гору!

По дороге проезжаем кучу тауншипов, неотъемлемую часть местного пейзажа

Тауншипы тянутся на многие километры, но постепенно сменяются красивыми видами

Вдруг наш Фрэнк берет микрофон: Hello, this is Frank, I'll tell you about myself. Великий немой заговорил! Оказывается, в прошлом Фрэнк спортсмен (в регби играл), а ныне живет в Австралии, женат на австралийке (белой, если кому интересно), имеет диплом гида, гидом там и работает. То есть большую часть времени молчит в Австралии и Новой Зеландии, а на три месяца приезжает на родину, помолчать с южноафриканскими туристами.

Остановка в Херманусе, откуда (если повезет) мы сможем наблюдать за стаями китов, которые собираются в это время года в бухте Уокера. (Не, не повезло. Нифига эти киты не собираются. А если и собираются, то не для нас)

Камни тут красивые – это да. И роскошные свежие белые каллы, растущие повсюду как сорняки

И ресторан с литературным названием

Но вот народ вроде что-то углядел! Или притворяется.

А наш народ в автобус тоже не собирается. Разбрелся по рынкам и по лавочкам (заметьте – лавочки в форме китовых хрящиков)

Потом каким-то мистическим образом собрались и поехали дальше

Дорога все красивей и красивей. Это еще не знаменитая Дорога садов, но скоро. Сонька говорит: правда ведь, невыносимая красота. М-м-м... Выносимая, пожалуй. Но правда красота

А еще, – говорит Сонька, – помните, у нас послезавтра опция: плавание на кораблике с устрицами и шампанским? Так вот. Кажется, Каспи в порядке компенсации дает устриц на халяву. Только не на кораблике, а прям на ферме, где их выращивают, это ж еще интереснее. – Компенсации за что? – спрашиваем. – А за все! Какая тебе разница? – И правда – никакой. Берем!

Тут и Арик начинает рассказывать программу на завтра и послезавтра, но что-то у него не сходится. Вроде в программу на следующий день должны войти и страусы, и устрицы, а не помещаются.
-------------
Ну-с, товарищи лингвисты, кто догадается, в чем дело?
------------
Арик решил, что ostriches – по-русски устрицы, что вообще-то логично. Но при ближайшем рассмотрении ostriches оказались страусами. Короче, никто нам ферму с устрицами жаловать не собирался, имелась в виду ферма страусиная, которая так и так в нашей программе. Устриц же с ихним шампанским в конце концов заменили на китов, но про это завтра.

Да, я слазила в словарь проверить, не произошли ли ostrich и oyster от общего корня. Нет, не произошли.

Остановимся в бухте Мидий и посетим музей Бартоломеу Диаша – великого португальского мореплавателя, открывшего юг африканского континента более 500 лет назад. Это правда, посетили. И музей этот в Моссел-Бей действительно очень славный.

На лужайке валяется еще один скелет кита. Тут, правда, не целый, как во вчерашнем музее, а отдельные куски

Бартоломео Диаша всегда будут помнить как человека, подготовившего почву для открытия морского пути в Индию. Именно он определил, насколько далеко к югу простирается африканский континент, именно он первым обогнул мыс Доброй Надежды. Диаш покинул Португалию в поисках самой южной точки Африки в августе 1487 года и достиг Mossel Bay в феврале 1488. В его команде было 30 человек. Это из брошюрки, которую нам выдали в музее, Тане Д. спасибо за перевод.

Еще из всяких других источников: Диаш обогнул мыс Доброй Надежды, борясь со штормами, причем чуть ли не месяц команда не видела берега. Первой их остановкой на южном побережье Африки стал Моссел-Бей, где мореплаватели смогли пополнить запас пресной воды. Стало очевидно, что южная точка пройдена, береговая линия уже давно повернула на восток, еще немного – и будет достигнута заветная Индия, но команда отказывалась плыть дальше. Был достигут компромисс: еще три дня на восток – и домой. Три дня проплыли, достигли Storms River (а мы доберемся до нее послезавтра), и – увы – повернули обратно.

И только на обратном пути Диаш зафиксировал мыс Доброй надежды и назвал его Cabo das Tormentas (Мыс бурь) из-за часто царящей там штормовой погоды. Позже португальский король Жуан II переименовал его в "Cabo da Boa Esperança", выразив этим свой оптимизм по поводу открытия морского пути в Индию.

Король был прав. Не прошло и десяти лет как Васко да Гама выполнил эту миссию до конца. В 1497 году первым из европейцев он достиг Индии морским путем. В музее висит карта Африки с тремя кнопочками и лампочками, обозначающими пути, пройденные Диашем, Васко да Гамой и Диого Каном. Во-первых, заметим, что по-русски мы зовем Диаша Диашем, а Вашку да Гама – Васко да Гама. Так сложилось!

Во-вторых, Диого Кан. Слышали ли вы про такого? Это был мореплаватель (да, тоже португальский), который своими плаваниями вдоль западного побережья Африки проложил дорогу более удачливым последователям. Кан открыл все побережье Анголы, устье реки Конго (в 1482 году) и доплыл до мыса Кросс на территории современной Намибии. Почему он от этого места повернул назад, хотя плавание было рассчитано на три года, а он в плавании находился всего полтора года, до сих пор неизвестно.

Но вернемся к Диашу, музей-то его. А в музее – невиданной красы каравелла, носящяя его имя. В 1988 году, 500 лет спустя, исторический вояж Диаша был отмечен – его воспроизвели на копии каравеллы. Корабль «Бартоломео Диаш», представленный в музее, является репликой каравеллы Диаша. Поскольку были сомнения по поводу истинного имени той каравеллы, это воспроизведенное судно было названо в честь знаменитого мореплавателя. В архивах Португалии не было обнаружено каких-либо чертежей оригинальной каравеллы Диаша. После тщательного изучения конструкций морских судов Португалии, в июле 1986 года началось строительство каравеллы.

Капитан Эмилио де Соуза, живущий в ЮАР потомок выходцев из Португалии, был движущей силой проекта и по праву был назначен командующим каравеллы. Его команду составили 17 человек: 7 моряков из ЮАР (из них трое – потомки португальцев) и 10 моряков из Португалии. Путешествие из Лиссабона к Mossel Bay заняло в 1988 году 3 месяца, тогда как плавание Бартоломео Диаша в 1488 году длилось 6 месяцев...
Вот такая трогательная история.

...А во дворе музея на лужайке стоит Почтовое дерево

В мае 1501 Перо де Атаид, капитан судна, возвращавшегося из плаванья домой, оставил здесь письмо, которое 7 июля 1501 года было найдено Жуаном да Нова, капитаном другого судна, идущего на восток. По традиции письмо опускалось в старый ботинок, привязанный к дереву. Немного странно звучит: зачем оставлять письма по дороге домой, чтоб их увозили в какую-то восточную неизвестность? Но это то, что написано на доске. Таким образом было основано первое почтовое отделение в Южной Африке. Большое дерево было объявлено национальным памятником. Сегодня можно отправить по почте письмо или открытку, положив их в почтовый ящик в форме ботинка и получив специальный штамп этого почтового отделения.

Хихи. А нас как раз tata_akivis просила прислать открытку из Южной Африки – так более правильного места при всем желании мы не могли бы найти!

Вот так вот, написали и послали. Через ботинок. Дошло! (да еще и побыстрее, чем через нашу почту)

А теперь мы едем по так называемой Дороге Садов (The Garden Route), которая тянется по побережью от Mossel Bay на Западном мысе до Storms River на Восточном. Только едем не совсем по ней, потому что ночевка наша лежит севернее, вглубь континета, а дорога идет вдоль побережья. Но мы еще покатаемся по ней завтра и послезавтра, когда будем ездить вокруг Найсны и поедем в аэропорт города Джордж, который этой дороги административный центр.

А пока любуемся из автобуса на облака, мягко стекающие с гор (фотка Жени Л.)

Ужин и ночевка происходят в городке Оудсхорн – страусиной столице мира. Страусиный бум в конце 19 века привлек сюда много евреев из Литвы, бежавших от погромов, так что в начале 20 века город называли "африканским Иерусалимом", а то и "африканским Вильнюсом". Здесь есть две синагоги, музей и магендавиды на домах, хотя еврейского населения уже не осталось. Ничего этого нам конечно не рассказали и не показали, а узнали мы про это от Яира Камайского, которого Сонька пригласила к себе неделю назад для "исправления ошибок". Лекция действительно была очень живая и интересная, время от времени буду на нее ссылаться

Вечером вышли погулять по городку. Пустынно, неуютно. Зато в супере дают джентльменский набор: хлеб, бананы и страусиные яйца

Встали на углу, пытаемся сориентироваться. Подходит мужик. Африканер, судя по сильному акценту. Объяснил дорогу и прибавил: и постарайтесь вернуться в гостиницу до восьми, пока не стемнело совсем. Мы обещали.

30 сентября 2015

Завтрак в отеле этого города Оудсхорн отличный, особенно круассаны выше всякой хвалы. Вообще хороший отель, бассейн, хоть и наружный, все дела. Только лифт опять с причудами. Ну никак мы не могли попасть на свой 3-й этаж! А потом оказалось, что просто надо кнопочку не отпускать, пока не доедешь до второго. А если отпустить, поедет сразу на 4-й. Надо сказать, что отели заметно улучшались по мере нашего продвижения на востоко-север, но круссанов таких не было потом нигде. Черт, фотки круассанов нету, жаль. Напоминала бы, какие они на вкус.

Выезжаем из Оудсхорна и едем в пещеры Канго. Пока едем, нам рассказывают какую-то фигню про Африку вообще и немного про Южную. Доверия к рассказам нашей парочки никакого, а страна-то очень нетривиальная. Хочется и узнать про теперешнюю жизнь в стране, и поделиться с народом чем-то кроме картинок. Делиться туристическими впечатлениями для туристов? Ненадежной, непроверенной и противоречивой информацией из интернета? Так это любой может найти. В общем, я накидаю сюда немного информации, пришедшей от людей, которые явно лучше моего прочувствовали эту страну. А также не противоречащей увиденному и услышанному мною.

Информация из ЖЖ Виктора Йоффе мне показалась интересной и правдоподобной; чувствуется, что она из первых рук (в крайнем случае полуторных). Цитирую его текст целиком с незначительными сокращениями и изменениями.

Приведу некоторые факты южноафриканской жизни. Судите сами, возможно, у вас будет своё мнение на этот счёт.

Как известно, первые европейские поселенцы (голландцы, затем французские гугеноты) высадились в Кейптауне в 1652 году. Племена Коса, Зулу и Банту, происходившие из экваториальной Африки (территория нынешнего Конго) вторглись в Южную Африку сто лет спустя, полностью вырезав (и в значительной степени съев) коренных жителей – готтентотов или бушменов – с которыми буры соседствовали без существенных контактов. Недавно в окрестностях Йоханнесбурга был установлен памятник зулусскому вождю, который – вот совпадение – перекочевал туда как раз в 1652 году! Вождь этот – личность полностью вымышленная, никаких доказательств присутствия зулусов там до XVIII века нет, но памятник стоит.

Компании получают налоговые льготы в зависимости от процента занятых там африканцев. На практике это выглядит так: на въезде, скажем, в парк, одна тётка принимает у вас деньги и передаёт другой, которая отрывает билетик, парнишка открывает ворота, ещё один машет вам ручкой, а на почётном месте сидит толстый и важный дядя и осуществляет общее руководство. Я спросил, включает ли этот закон также индусов, во множестве населяющих восточные области и по законам апартеида считавшихся цветными. Оказалось – нет, индусы как-то вполне благополучно устраиваются и без этого.

Все африканцы между собой говорят, обычно, на языке коса, английский даже депутаты парламента (смотрел по телевизору дебаты) знают плохо.

Мандела у них имеет статус Рабина и даже более того. Тюрьма, где он сидел, была включена в объекты мирового наследия. Представляется, что Мандела был вполне трезвомыслящим человеком, в отличие от родезийского Мугаббе, и понимал, что без белых плохо будет всем.

Когда Мандела пришёл к власти, государство выкупило за большие деньги многие фермы у белых фермеров и безвозмездно передало африканцам (деньги поступили из налогов, которые тогда, да и сейчас, платили, в основном, белые, а новые фермеры были, естественно, из племенной верхушки – родо-племенная психология у африканцев будет сохраняться ещё много-много лет). Через несколько лет всё развалилось, и тогда новые владельцы отдали фермы в аренду бывшим хозяевам, то есть всё вернулось на свои места. Нет, не всё. Когда фермой владели белые, они делали определённые социальные отчисления для работников. Сейчас никаких отчислений нет – в Южной Африке ВООБЩЕ нет системы социального страхования.

С наступлением темноты на улицы выходит дети 8-11 лет и роются в мусорниках в поисках чего-нибудь полезного. Лет тридцать тому подобные сцены фигурировали бы в мировой прессе как доказательство зверств апартеида. Сейчас это никого не волнует.

Расистские законы апартеида запрещали межрасовые браки – точно так как у нас запрещены межконфессиональные. Я спросил – а сейчас, когда всё разрешено, бывают ли смешанные семьи? Мне ответили – темнокожих детей белые часто усыновляют, но случаи браков что-то не наблюдаются.

Что приятно – люди общительные и доброжелательные. Особенно между белыми отношения изначально тёплые, все как бы чувствуют какую-то солидарность.


Еще несколько фактов из рассказов Юры, нашего кейптаунского гида.

Средняя продолжительность жизни – 51 год (черные и цветные – 47, белые – 75). Ничего себе, однако.

Безработица в стране сейчас 24%, а считается, что 25% – это уже на грани революции. На самом деле 24% – завышенная цифра, потому что многие работают по-черному.

Пособие по безработице платят только 3 месяца и строго проверяют, что работы у человека действительно нет. Кроме того, платят копейки.

Не только межрасовые браки не приняты, но даже между представителями разных племен.

В правительстве большинство черные. Что, впрочем, понятно, если учесть пропорции черного и белого населения страны.

Я спросила Юру, какой процент белого населения составляют буры, а какой англичане. Он точного ответа не знал, но навскидку сказал, что примерно 70 на 30 в пользу буров.

Еще пара наблюдений от dwarkin.

В тех местах где я был – жилье массово одноэтажное, причем такие фазенды, что многие жители Рублевки позавидуют. Наш местный коллега показывал фотки нового гаража, который сейчас достраивает к дому – мало того, что там четырехметровые потолки, так этот гараж и по метражу легко перебьет любую двух-трехомнатную квартиру.

Однако есть тонкости. Присмотревшись повнимательней ко всем этим виллам и котеджам можно заметить не просто высокие заборы, окружающие каждый дом, а еще и мотки колючей проволоки сверху, нередко под напряжением. На многих воротах висит плакат: "находится под защитой такой-то и такой-то охранной фирмы". А внизу большими красными буквами ключевая фраза: "ARMED RESPONSE". По дороге в Кейптаун из аэропорта видел очень интересное местное изобретение – забор из какого-то очень прочного, но при этом достаточно прозрачного пластика. С таким можно и пейзажем из окна дома насладиться, при этом не слишком рискуя.

Местные говорят, что даже в относительно приличных районах (типа Сэндтона в Е-бурге, или центра Кейптауна, кроме ну буквально пары улиц) белому человеку ночью лучше не появляться. Поэтому рестораны, клубы, магазины и прочие места массового отдыха обычно формируются в виде эдакого закрытого комплекса – достаточно большой территории, ограниченной общим забором, с охранником на входе. Впрочем, нашему брату израильтянину не привыкать: сумки пока не проверяют – и то хлеб. Там кстати не только белые отдыхают, сегрегация если и есть <то по имущественному цензу, а не по расовой принадлежности.

По нынешним временам евреи в Южной Африки чувствуют себя, кажется, даже безопаснее чем в Европе. Как я понимаю, у них такое ощущение, что несмотря на то, что шансы на уличный гоп-стоп, или даже вооруженное нападение на твой дом – не такие уж маленькие, по крайней мере ты не огребешь отдельно за то что ты еврей, в отличие от какого-нибудь Мальмо, или даже Парижа. Немало местных верующих иудеев спокойно по улицам прямо в ермолке ходят, и даже не пытаются скрываться. Ну ок, по тем улицам на которых в принципе белое население ходит.


И наконец, пара слов от меня.

Много мы слышали и читали о так называемой африканской ментальности – которая отражена в известном анекдоте про "лежит афроафриканец под пальмой и ест банан". Истории о рабочих на заводе, которые после получения зарплаты не приходят на работу, пока не потратят денюжку. Или как работающему чуваку садится на шею все большое семейство, и так далее. Не в смысле – вот какие они плохие, а в смысле – такой образ мышления быстро не перевернуть.

Про высокие заборы с проволокой под током уже сказано. То есть с личной безопасностью дело так себе. В Йоханнесбурге средь бела дня Фрэнк нас выстраивал гуськом, чтоб переходить через дорогу, а вправо и влево ни на шаг. В Кейптауне мы и вечером ходили по городу, но как-то без особого удовольствия.

Коллега моей здешней подруги приехала из ЮАР и несколько лет прожила в Израиле. Расклад такой: двое взрослых дочек уже давно в Израиле, отец в Йоханнесбурге (торговля мебелью, бизнес, все дела), мать приехала сюда к дочкам, а отец приедет позже, когда выйдет на пенсию. Так вот, из всей южноафриканской семьи не было никого, кто не пострадал бы от грабителей – так или иначе. Бабушку же вообще похитили, и им пришлось заплатить немалый выкуп. Тем не менее отец все еще там, зарабатывает деньги.

Есть мнения, что в последнее время (буквально год-два) с безопасностью в стране стало получше, и некоторые сбежавшие даже начинают возвращаться (это Юра говорил). Частичное подтверждение - комментарий stringbasso к моему первому посту: В 2004 году была жуткая обстановка, в 2009 совсем мрак, в 2012 опять получше.

Есть и другие мнения. brkr: Я там был 4 раза: в 2001, 2008, 2011 и 2014. С каждым разом все хуже и хуже. ... Мои тамошние коллеги – кто уже оттуда уехал, а кто ищет возможности. А те, кто остался, живут за семью заборами. Даже в таком относительно спокойном месте, как Стелленбош.

То есть что сказать? Жуткий этот апартеид отменили – хорошо. При этом рулили страной как могли: не лучшим образом, но и не худшим (см. Зимбабве и прочую Африку). А пойди порули тут с этим населением (плюс – из окружающих стран, где ситуация сильно хуже, все время просачиваются мигранты, которые и пополняют население тауншипов). Прошло много лет, но не так чтоб уж очень много. Может, утрясется у них, а может, окончательно развалится, пророк из меня тот еще.

Пока я это все рассказываю, мы, оказывается, приехали в пещеры.

В пещере Канго есть два вида туров: стандартный маршрут Heritage Tour и Adventure Tour по тоннелям, лазам, щелям и прочим привлекательным объектам. Говорят, лет десять назад одна леди застряла в узком приключенческом проходе с романтичным названием "Тоннель любви" и проторчала там 11 часов, пока ее не вызволила спасательная команда. С тех пор при входе стоит такая измерялка. Лично я кое-как протиснулась, что радует

Но слава богу, характер тура не мы выбирали: походили по стандартному – и славно.

Разные гроты и объекты носят причудливые названия. Кажется, это "брачное ложе" – правда, на сто процентов не уверена

А этот 10-метровый сталагмит – "Игла Клеопатры"

Это они называют профилем Пещерного дьявола. А по-моему вполне так человеческий дядечка, не инфернальный вроде

Сталактиты велят не трогать, а то они помирают от этого. Но Юлька yukkulent объясняет, что трогать можно, пещера все равно дохлая. За живыми пещерами надо присматривать, хранить (наша пещера Сорек, кстати, живая). Здесь тоже есть живые места (видела на фото), но не там, где мы сейчас стоим и гуляем.

В интернете пишут: "Пещеры Канго считаются одними из самых красивых пещер мира". Но это, мне кажется, любые сталактитовые пещеры считают себя одними из самых красивых. Ну да, ничего себе пещеры. Также нельзя не отметить сувенирный магазинчик на входе-выходе: некоторых пришлось оттаскивать силой.

И еще: если сюда попадете, одевайтесь легко. Казалось бы, и день холодный, а в пещере еще холоднее должно быть – ан нет. Тепловато, короткий рукав в самый раз.

И наконец, вот вам байка в заключение. Может, и неправда, но звучит складно.

Был у меня знакомый белый американец, ну точнее я пару раз видел этого человека. Он во всех анкетах писал, что он афро-американец. На том основании, что эмигрировал из ЮАР в США.

Когда его упрекали, что он белый, он говорил, что он родом из Африки, а живет в Америке, поэтому он и есть афро-американец, а делить людей по цвету кожи — это расизм. Чиновники боялись обвинений в расизме и на всякий случай оставляли все как есть.

А имело это все совершенно практическое значение. При обработке анкет афро-американцу могли оказать предпочтение при предоставлении различных финансовых и социальных услуг по программе позитивных действий.


В следующей серии – все, что вы хотели и не хотели узнать о страусах.

Апдейт. Про кита. Оказывается, видели! Саша Шапиро видел. Вот!
Tags: ЮАР, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →