Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Category:

Чтиво очередное, под номером 8: всего пять штук, зато каких...

«Наивно. Супер», третья прочитанная мною книжка Эрленда Лу, понравилась меньше первых двух. Забавно, что то же самое у меня было с Мураками: из трех книг впечатление по убывающей. К тому же, в обоих случаях именно третья была из самых популярных. Тенденция, однако? Спрашивается, почему так: стиль приедается, или вкус у меня извращенный? Или перестать мне строить статистику по двум точкам, а просто решить, что в данном случае виноват герой – ибо именно с этим героем Лу мне абсолютно не удалось идентифицироваться ввиду его наивысшей из всех дебиловатости (здравствуй, Ксанка!). А может просто иронии тут меньше, чем в остальных?

И тем не менее: если не с героем, то с автором мне идентифицироваться удалось вполне. Когда книжка прочиталась до конца и впечатления устоялись, стало понятно, что написана она совершенно мастерски, что само по себе приятно. Одна изящность концовки чего стоит! А списки, списки каковы – матерый ЖЖ-флешмобист нашему герою и в подметки не годится! Нет, хорошая книга, что ни говори – но все же: когда удается максимально идентифицироваться с героем – это гораздо лучше. У Л. такое случилось с «Властью женщины» (кто ж мог иначе-то подумать?), а у меня и у Ю. – с «Лучшей страной».


Улицкую еще прочла, «Люди нашего царя». Ну что сказать? Вот корректор у нее теперь нормальный – ни одной опечаточки во всей книжке, представляете? а раньше всякие небрежности тучами гуляли, огорчая мой глаз. Но теперь вдруг другая напасть: эпидемия многоточий. При беглом взгляде на страницу видно невооруженным глазом: многоточиями заканчиваются до трех абзацев на страницу. Я ведь не литератор, и не редактор – но что так нельзя, нутром чую и знаю точно! Злоупотреблять многоточием, на мой взгляд – все равно что смеяться своим же собственным шуткам.

Чернухи многовато (и в то же время пара рассказов слащавых до жути). Чернуха для Улицкой не новость, но как-то больше было просветов раньше. Или это потому что в романах и повестях просторней, места много – и чернухе не так тесно? А может просто моя натура к рассказам не лежит, простору требует. По всему по этому как-то разочаровала меня книжка. И еще одна штука не то что не нравится, но уж всяко меня отдаляет от автора. Вот как в последних произведениях Рубиной меня коробило восхваление себя любимой, так здесь – демонстративное выпячивание своего христианства (новообретенного? вроде нет. А чего до сих пор молчала, интересно?). Есть рассказы, которые понравились: и язык, и точность схватывания образов – все это прежняя Улицкая, но общее впечатление как-то не того. Исписалась? Посмотрим. Буду читать еще? Романы - да, рассказы - нет. Нет, рассказы тоже буду.

«Козел отпущения» Дафны дю Морье попал ко мне незапланированно, но читался с неослабевающим интересом, как, видимо, и был задуман. А вот здесь корректоры (ох, чувствую, пропал во мне как есть вдохновенный корректор!) – так вот, корректоры здесь гнусные франкофобы. Иначе зачем бы им столь последовательно заменить во французских цитатах все j на l, а апострофы на запятые? А перевод хороший. Роман был бы вполне классический, если б не легкий налет мистики (сразу же вспомнилась «Ребекка», читанная давным-давно) – таких классических я давно не читывала, больше тянет на современную прозу, более модернистскую, что ли. Что-то мне мешало при чтении: то ли эта старомодность, то ли недогадливость героя, то ли тяжелая серьезность, с которой написана книга? Не знаю, не знаю. Во всяком случае, потраченное время оправдалось сторицей, ибо только в конце романа стало ясно, насколько глубоко копает автор, и какие вечные и неразрешимые вопросы ставит перед читателем. Не думаю, что Дафна дю Морье станет для меня одним из тех любимых авторов, которых я буду покупать книгу за книгой, пока не разочаруюсь (для этого, видимо, нужна та самая вышеупомянутая идентификация читателя с автором), но народу вполне могу порекомендовать, и Ирбисе за нее большое спасибо.

В дискуссии про Пратчетта (по следам моего восторженного дебюта в Чтиве-6) добрые люди посоветовали читать первоисточник в виде «Автостопом по Галактике». И вот одолела я первую книгу сего объемистого кирпича, и в восторг пришла, прямо скажем, не меньший. Пратчетт по сравнению с этими упражнениями чистого разума кажется детскими сказочками, хотя он не. А вот объясните мне, люди добрые, такую вещь. Ведь мы не расисты и не националисты какие – но почему самые остроумные люди всегда происходили из старой доброй Англии? Они это остроумие с молоком матери, что ли, впитывают? Или с островным туманом? (Надо, правда, признаться, что поскольку по-аглицки читала, сразу многа ниасилила, и пока что отложила Большой Синий Кирпич на полочку, чтоб вскоре взяться за «Ресторан на краю Вселенной». Скоро уже возьмусь.)

Вот разве что Пелевин наш сравнится в остроте ума с британцами. «Шлем ужаса» – восторг да и только! А ведь так боялась разочароваться, услыхав пару отзывов. Но давайте почитаем, что пишет румяный критик.

На самом деле «Шлем» - почти не «художественная литература». Это довольно безнадежное и весьма внятное философское эссе, откровенная отсылка к платоновым «Диалогам» (как, впрочем, и еще к десятку культовых культурных объектов): разложенный на много каналов-персонажей язвительнейший диагноз современным интеллектуальным «дискурсам». Пелевин перечисляет и жестоко «отстебывает» эти самые «дискурсы» - от цинично-политтехнологического до уперто-клерикального; способы самообмана ума, пребывающего в им же придуманном лабиринте (а понятно, разумеется, что у Пелевина происходит «полная закольцовка» - тут и Тесей, и Минотавр, и лабиринт, и узники - все одно, все они - детали общего Шлема Ужаса, отменяющего свободу воли, ибо выбор между тем, чего все равно нет, выбором не является).

Ну да, примерно так – только вот не отследила я, что у каждого персонажа свой дискурс – ибо и Организм :-(, и Щелкунчик, и Монстрадамус показались мне примерно одного направления и вполне своими людьми. Особенно после реплики последнего «Мама. Когда я слышу слово «дискурс», я хватаюсь за свой симулякр».

Наверное, у меня с Пелевиным склад ума созвучный, и потому всегда (ну почти всегда) мне его радостно читать. Хотя на его складе этого ума гораздо поболе будет: интересно, какая часть того, что автор хотел сказать, до меня доходит - процентов 30? Вот например, так не поняла, чего там произошло в результате. Ну да, про то, что ххх съел ххх, я конечно, прочла, но чего там они все «уа-а» кричали, чего-то до меня не дошло. А так – наслаждалась каждой строчкой, вот например:
Вопрос:
«Значит ли это, что в шлеме существует другой шлем, в другом — третий и так до бесконечности в обе стороны?»
Ответ:
«Некто по имени А может быть деталью шлема ужаса, надетого на В, а некто по имени В в то же самое время может быть деталью шлема ужаса, надетого на А. Это и есть окончательная бесконечность в обе стороны, причем оба часто неплохие люди».


Или вот это определение политкорректности:
Еще он объяснил, почему у Минотавра два имени. Оказывается, «Минотавр» — это политически корректный вариант имени «Астериск». Поэтому каждый раз, когда мы хотим сказать «Астериск», мы должны говорить «Минотавр». В свою очередь, «Астериск» — это политически корректный вариант имени «Минотавр», и каждый раз, когда мы хотим сказать «Минотавр», мы должны говорить «Астериск». Поэтому в принципе можно пользоваться обоими именами, только не тогда, когда нам хочется, а наоборот.

Как и «Наивно. Супер», особенно ценен пелевинский креатифф для жителей ЖЖ. Одни падонки чего стоят, увековеченные классиком под персонажем Sliff_zoSSchitan. Кстати, забавно, что матюги высшим цензором тщательно из чата вымарываются, а «сливная» лексика остается в целости и сохранности – полная аналогия с ЖЖ видна? А таких мест, где одна фраза «служит линком» на реал и заставляет задуматься о нашей жизни, о миропорядке, о чем только не – полным-полно.

Хлесткие афоризмы и силлогизмы Виктору Олеговичу как всегда удаются на славу, продолжает критик. Да и в отсутствии ума и трезвости его не упрекнешь по-прежнему. Другое дело, что, в принципе, все детали собранного в этот раз Пелевиным «шлема» он уже пускал в дело, а основные узлы - даже и не раз. И самоповторяющийся Пелевин, сдается, неминуемо делается частью тех же «дискурсов», которые он так зло и правильно «опускает».

Ты, критик, тоже смешной. Сам же объяснил в этой же статье, что Креатифф был написан до «Чисел» и «А-Хули», а теперь говоришь, что он их повторяет. И что бы ты ни имел в виду под словом «дискурс» (неграмотным – сюда: http://azbuka.gif.ru/alfabet/d/discourse) – создатель своего собственного мира и стиля имеет полное право оставаться в рамках этого мира и стиля сколько ему угодно. Выпей уже, критик, немножно йаду, но не переусердствуй, потому как пишешь готично, я не умею так.

А в заключение предлагаю всем нам, с критиком вместе, порадоваться назначению искусства в интерпретации Пелевина:
Nutscracker
[...] А искусство должно радовать, а не печалить.
Monstradamus
Это точно. А если даже оно нас печалит, эта печаль должна нас радовать.


Ото ж, товарищи.
Tags: книги
Subscribe

  • Чтиво номер 89: Дэн Симмонс, Мишель Бюсси, Алексей Сальников, Арина Обух

    Дэн Симмонс, «Гиперион». « Террор» все же был очень крут, и другая, самая известная книга Дэна Симмонса в моем окружении упоминалась не раз ( тут,…

  • Наш ответ Керзону

    После того, как в предыдущем посте я дала ссылку на сакраментальный рейтинг Полки « 100 главных русских книг XXI века», мне ужасно захотелось…

  • Текст и аудио

    1. Все, что я хотела, но ленилась сказать про подкасты и прочие видео, высказал Авва. 2. Нас и на работе некоторое время тому назад заставляли в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments

  • Чтиво номер 89: Дэн Симмонс, Мишель Бюсси, Алексей Сальников, Арина Обух

    Дэн Симмонс, «Гиперион». « Террор» все же был очень крут, и другая, самая известная книга Дэна Симмонса в моем окружении упоминалась не раз ( тут,…

  • Наш ответ Керзону

    После того, как в предыдущем посте я дала ссылку на сакраментальный рейтинг Полки « 100 главных русских книг XXI века», мне ужасно захотелось…

  • Текст и аудио

    1. Все, что я хотела, но ленилась сказать про подкасты и прочие видео, высказал Авва. 2. Нас и на работе некоторое время тому назад заставляли в…