Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Categories:

Зильберлейбы

А вот я сейчас расскажу, чем занимаюсь в последнее время. Заразилась от племянника Димки генеалогическими изысканиями и немножко пропала для остальной жизни. Вообще-то это Димка у нас голова, искатель интернета и источник знаний, а я используюсь по назначению: позвонить реальным и потенциальным родственникам, удивить да расспросить. Впрочем, я с детства министр внешних сношений для всех своих родных и близких: звонить-то редко кто любит, а я пожалуйста.

Корни и Дерево 1 (Бен и Лена)

Так вот оказалось, что мы принадлежим к древнему еврейскому местечковому роду Зильберлейбов, чьи корни нам пока удалось проследить до начала 19-го века (при условии, что эти корни наши, и с большой вероятностью таки да).

Родоначальником известного нам рода является Бен Пинхус Зильберлейб, умерший в 1918 году и родившийся (судя по детям), где-то в 1840-х. А с другой стороны, имеются данные о семье Берко и Перли Зильберлейб, жившей в Каушанах (в Румынии) в 1869 году. Одного из сыновей Берко и Перли звали Бейниш, и мы думаем, что это как раз и есть наш Бен Пинхус. Димка считает, все ныне живущие Зильберлейбы являются потомками той семьи из Каушан, и великий challenge состоит в том, чтобы это доказать.

Жену Бена Пинхуса звали Лена (скорее все-таки Лина), они жили в районе Ананьева, недалеко от Одессы. Если точнее, то в маленьком местечке Ганское. У них было семеро детей, пятеро из которых уехали в США в начале 20-го века, а двое остались в районе Ананьева. Имеется практически полное дерево этой ветви, насчитывающее на данный момент 559 человек.

Двоих детей, оставшихся на Украине, звали Берко и Волько.

То, что этого Берко зовут так же, как и Берко из Каушан, усиливает нашу уверенность, что тот приходится нашему дедом.

Зильберлейбы и Мачевские

Мы же как раз происходим от Волько, который был Зильберлейб, а стал Мачевский. Моя бабушка Соня Мачевская – одна из дочерей Волько. На фото – бабушка с моим будущим папой и ее муж Зиновий Рубинштейн, военный капельмейстер.

Семейная легенда гласит, что Волько служил управляющим имения у польского помещика Мачевского, который практически жил за границей. В один из приездов в свое имение помещик поменял фамилию Волько Зильберлейба на свою. При этом Мачевские эти основали хороший такой еврейский клан и, кроме того, активно переженивались с Зильберлейбами – потомками Берко из Ананьева. Но не только: было еще несколько дружественных семей (в частности, Коган и Скляр), поставлявших семействам Зильберлейбов и Мачевских женихов и невест на периодической основе. Еще очень забавно наблюдать, как бережно из поколения в поколение передавалось потомками Берко-младшего имя Борис (Димка в свое время ворчал, что совершенно потерялся среди десятка Борисов, но теперь уже видимо привык). Особого упоминания достоин Борис Израилевич Зильберлейб, внук Берко, составитель российской части дерева Бена и Лены (к сожалению, ныне покойный).

Последние двадцать лет он жил в Маалоте, городке на севере Израиля, и мы могли бы с ним общаться сколько угодно. Но я не буду долго рассуждать о законе подлости, по которому мы с Димкой всерьез увлеклись генеалогией через полтора года после смерти Бориса...

Дерево 2 (Берл-Мойше)

Примерно из четвертой части остальных найденных в интернете Зильберлейбов мы насобирали еще одно дерево, огромную семью из местечка Песчаны. Удалось это благодаря тому, что большинство их потомков живут в Израиле, и не более 20% – в Штатах (в отличие от нашего дерева, где все наоборот). При этом их потомки уехали в Штаты в конце 20 века и там называются Zilberleib или Zilberleyb, а потомки нашего Бена, уехавшие в начале века – Silberleib and Silverlieb (один пират стал Сильвер(с)ом). Методом телефонных звонков, проб и ошибок в этой ветке мы зарегистрировали братьев Ицика, Фишла, Вольфа, Абрама и много сестер, насчет которых мы менее уверены.

Внук Фишла Борис (из Запорожья) вспомнил, что у отца была тетя Этя, а в наших россыпях фигурировала Эстер дочь Пини из того же района. И тогда Димка назначил прародителем этой семьи Пинкаса и проследил его родословную до начала 1800-х. Борис не знал имени прадела и не возражал. Однако другой внук Фишла Евгений и его мать Люба сказали «какой еще Пинкас» и твердо стояли на том, что прадеда звали Берл-Мойше. О! В наших записях числится некий Моше-Бер как племянник нашего Бейниша, и по возрасту он вполне мог быть их прадедом. Если Берл-Мойше из Песчаны и наш Моше-Бер есть одно лицо, мы нашли точку пересечения деревьев! А как доказать, что они одно лицо? Пока никак. Имени братьев-сестер Берл-Мойше из Песчаны мы не знаем, а все древние Зильберлейбы тех времен, которых нам удалось выловить в сети – какие-то не те, ни к нашему дереву не сродственные, ни к их. И вот тут-то и кроются ловушки: ты хочешь найти связующие звенья, а ищутся какие-то посторонние личности, и – мало мне забот – их тоже куда-то надо пристраивать... Но случаются и удачи.

Удачи

Самые понятные удачи – это когда куски информации, полученные из нескольких разных источников, сходятся в одну точку. Клик! Как ключ в замке. Так у нас было с Деревом номер два. Нам еще далеко до полного его завершения, но стоит только вспомнить, с чего мы начинали. Начинали с вопроса в ЖЖ, есть ли в Израиле всеобъемлющая телефонная книга – а сегодня располагаем десятком телефонов и полсотней имен из той ветви! Иногда, правда, возникает вопрос: а не построят ли, черт возьми, они сами свое дерево? Ну вот еще, доверять всяким тут, мы взялись, мы и построим.

Иногда бывают менее явные клики. Например, наша американская родственница Ада где-то слышала, что семья занималась лошадиным бизнесом. И вдруг Борис из Запорожья рассказывает, что его дед Фишл занимался лошадьми. Или вот: в реестре предприятий (Одесса 1914 г.) числится Мельнично-Строительная контора. Виташкинъ, М. О. и Зильберлейбъ, Ф. Б., т-во, Екатерининская, 85, тел. 56-08. А внучка Гитмана помнит, что у него была мельница. Про Гитмана см. ниже.

Но вот самая главная удача! В своих поисках Димка наткнулся на радиопередачу «Жди меня»: Александр Зильберлейб разыскивает своего отца Михаила, который жил в Одессе и уехал в Израиль. Знает, что от второго брака у Михаила была дочь, а имени ее не знает. И вот мы (мы!) нашли Александру отца и сводную сестру. Отец, к сожалению, уже умер – а потом мы узнали от родственников, что и Михаил хотел найти сына... Ну, хотя бы так, познакомим брата с сестрой.

Загадка Гитмана и Шойлы

А вот Загадка с большой буквы. В нашем семейном дереве фигурирует Гитман Зильберлейб. За него вышла замуж Эстер Мачевская, сестра моей бабушки Сони. Гитман с Эстер некоторое время жили в Аргентине, потом вернулись.

Борис Израилевич Зильберлейб, внук Берко, утверждал, что Гитман Зильберлейб – двоюродный брат Сруля, его отца. Но как это может быть? ведь у отца Сруля (Берко) все братья поменяли фамилии: Волько стал Мачевским, а остальные братья эмигрировали в Америку. И еще на сайте Яд Вашем есть сделанная Борисом запись о Шойле Зильберлейбе и сказано, что он тоже дядя Бориса. А у Сруля нет братьев с таким именем – ни родных, ни двоюродных. Просто загадка – да и только! И я ведь помню, мы с папой ездили в Ананьев и там гостили у тети Фани, дочери Гитмана. Но я тогда была совсем ребенком, даже слова генеалогия не знала. У Фани было двое детей: Валерий и Люся – Крыловы по отцу, вот пойди найди их теперь. Мы нашли Эмму, внучку Гитмана от другого его сына, Пети, погибшего на фронте Великой Отечественной, но Эмма ничего про деда не помнит, кроме того, что у него была мельница.

А еще Димка написал некий документ на английском, прослеживающий известных нам членов семьи вплоть до начала 19 века, и каким-то образом привязал к нему всю историю российско-украинского еврейства, включая переезды из местечек, эмиграцию в Америку в начале века, обе войны – в общем, глобально так задвинул. Я, говорит, хочу послать это нашим американским родственникам как наживку – а вдруг они что еще вспомнят? Вау! Родственники наживку заглотали, снова вдохновились своей генеалогией и еще кое-что вспомнили. Что вроде было еще двое братьев, оставшихся в России... так может Гитман – их сын? А может, Гитман из другого дерева и Борис ошибся, что тот его дядя? А может быть, вообще из третьего дерева?

На этой оптимистической ноте

Как быстро все меняется! Один из новых Зильберлейбов, на которых я успела посетовать – аргентинец Марсело, внук некоего Симона Зильберлейба, приплывшего в Аргентину в 1913 году с братом Наталио. И что же Димка про них нашел? Что они тоже из Песчаны, а значит надо всмотреться в них повнимательнее… И всмотревшись, мы находим сыновей Моше-Бера Молько и Нахума, родившихся в 1875 и 1888 годах (в Песчане, конечно), о которых известно, что в 1913 году они эмигрировали в Аргентину… Заодно выясняем, что еще одного сына Моше-Бера звали Фишл (а мы его знаем!), и таким образом подтверждаем отчество Берла-Мойше и узнаем имя его жены! Так-то вот.

Димка у нас оптимист. Он велит мне не отчаиваться от новых неизвестных Зильберлейбов и обещает непременно объединить их всех в одно дерево. И теперь я ему верю!
Tags: Зильберлейбы, генеалогия, житейское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 145 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →