January 6th, 2021

книги

Чтиво номер 88: Уильям Стайрон, Виктор Пелевин, Тана Френч, Эшколь Нево

Виктор Пелевин, «Искусство легких касаний». Вместо романа – сборник из трех новелл. Первая и третья – короткие, с блеском написанные «штучки». Вторая, по которой и называется сборник – главная, именно оттуда я вытащила подборку цитат, раскрывающую геополитические секреты ГРУ. Это длинный, довольно запутанный философский детектив, и Египет там, и масоны разных стран, и бог по имени Разум, и Франция с ее химерами и горгульями (теперь разбудишь – наизусть отчеканю разницу), и конечно же, Россия с боевыми химерами. Заодно посмотрела, кто такой «самый влиятельный интеллектуал России» Галковский, над которым постебался Пелевин (свят-свят-свят). Новеллы почти не перекликаются меж собой – разве что чуть-чуть. Первая и вторая – легким французским колоритом (как я ржала про Беко с его «Натали» и шлюх в желтых жилетах!) и богом Баалом-Сатурном-Кроносом, героем первой новеллы, слегка упомянутым во второй. Третья с первой – мистическим голосом с кавказским акцентом. И все. Я сначала никак не могла понять, где обещанное продолжение «Тайных видов на гору Фудзи» – а оно оказалось в самом-самом конце. Мой друг mike_bb подкинул идею, что сюжет третьей новеллы навеян съемками эпопеи «Дау», на которые российские олигархи приезжали погружаться в эпоху. А что, запросто. Аудио начитано лучшими из лучших: Александр Клюквин, Кирилл Радциг – и еще Андрей Белый (не писатель – читатель!), которого слышу впервые, но он тоже очень хорош.

Тана Френч, «Рассветная бухта». Как известно, у Таны Френч следователи кочуют из книги в книгу чуть ли не рандомальным образом: был второстепенным героем – стал главным, типа того. И на этот раз главный герой – бывший второстепенный и отрицательный, а в этой книге относишься к нему с сочувствием. Эта фишка мимо меня прошла, так как я прошлую книгу не читала – но было другое, что меня сильно впечатлило. Например, про то, что бывает с человеком, настроенным на успешность (деньги, удача, роскошь), когда удача вдруг его оставляет (в данном случае причина – экономический кризис, но не это главное). И – смежная тема – про «города-неудачники»: «города будущего», которым суждено было превратиться в города-призраки. Еще больше меня поразило признание одной френдессы: под впечатлением этой книги она решила не покупать дом на бумаге в кредит. И это многое говорит о писательнице (и о френдессе, и обо мне). Писательница пишет детективы – и они мне не очень нравятся: слишком много психов, неоправданные повороты сюжета. А вот художественность описания, прекрасные диалоги, атмосферность, психологичность, пища для размышлений – это да! Л. жаловался на занудство, я – нет, мне такое занудство нравится. Аудио начитано Сергеем Кирсановым, не хорошо и не плохо – нормально.

Уильям Стайрон, «Выбор Софи». Есть очень известная экранизация этого романа с Мерил Стрип, многие ее видели, а я как-то прозевала. Но не так давно Игорь Князев начитал книгу (великолепно, да!) и появилось множество восторженных на нее отзывов. Алла дала ссылку на предисловие Игоря к своей работе, мне понравились его мысли и формулировки. Процитирую кое-что, заодно будет нам описание книги. Автор почти сразу проговаривается в любви к русской классике, что и немедленно подтверждается на практике. То есть, что мы здесь имеем? Для меня это некая литературная игра, когда автор, американец-южанин, любящий и знающий свои корни, берет главный треугольник из "Идиота" Федора нашего Михалыча и смешивает его с "Трамваем "Желание" Теннеси ихнего Уильямса. Причем тщательно тасует карты, и свойства одних героев достаются другим (...) Наблюдать за этими кросскультурными связями очень интересно. Но, конечно, книга не стала бы классикой, если бы не было «во-вторых». А во-вторых, параллельно с летящей «Бруклинской историей» о становлении юного писателя, всплывает или, вернее, наваливается совсем другой слой, имя которому – Освенцим. (...) К чести автора, он делает это путешествие через преисподнюю весьма аккуратно, позволяя каждому отворять свою внутреннюю форточку, насколько ему надо. Талант Стайрона даёт такую возможность. Ну вот, теперь вроде бы понятно, какие неподъемные темы поднимает этот роман. И если как минимум из-за тематики он считается шедевром американской литературы, то мне он таковым не показался. Как это часто бывает, хочется сравнивать с последней книгой, прочитанной на эту тему, а это были «Два брата». Как-то неловко отдать предпочтение Бен Элтону, но... при том что Стайрон в сто раз круче как писатель (плотная, яркая проза), он кажется довольно беспомощным на предмет композиции. Боже! Сколько слов, сколько повторов и ненужных пережевываний... Очень, очень многословно – особенно в сценах с Лесли и безумными моментами Натана, просто издевательство над читателем. Ну и страсти роковые, достоевщина всякая – это я тоже не очень. Может ли это быть тем случаем, когда фильм лучше книги? Теоретически может, надо только уговорить Л., но пока не получается. А на Натана киношного лично мне интересно было бы поглядеть.

Эшколь Нево, «Три этажа». Как нетрудно догадаться из названия, герои книги живут на трех этажах одного дома. И каждый рассказывает свою историю своему собеседнику (не всегда существующему) в виде монолога. Чуть-чуть эти соседи между собой пересекаются – буквально парой слов. Написано увлекательно, видно, что автор – хороший психолог, в истории погружаешься и трудно оторваться. Третья история показалась мне самой психологичной, глубокой, заставляющей задуматься – хоть впечатление и подпортил просвечивающий сквозь нее левый дискурс. Книга была прочитана на предмет «а кто у нас, собственно, сегодня в Израиле есть, кроме Шалева» и на вопрос отвечено, что кто-то есть, но пока есть Шалев, будем (предпо)читать его.