Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Category:

Чтиво номер 32: Мариам Петросян, Михаил Елизаров, Ольга Славникова, Мюриэль Барбери

Мариам Петросян, «Дом, в котором». Cлов у меня нет, как прекрасна эта книга и как ни на что не похожа. Я в ней просто утонула, и с ужасом думала о моменте, когда прекратится это счастье. Но когда книга закончилось, кусочек счастья остался внутри меня. Как все-таки здорово построен автором этот Дом, как захватывающе описан, как умело построено повествование. Читателя кормят информацией из ложечки точно рассчитанными дозировками, так что в каждой следующей главе узнаешь о персонажах что-то новое и получаешь новые ответы на возникшие вопросы. Или не получаешь. Или получаешь, но не на заданные. Очень хорошо помню это «ах» внезапного осознания, что некий персонаж из второго временного пласта и Кузнечик из первого - одно и то же лицо. С этого открытия все начинается, а потом будет еще одно, и еще... Отдельный кайф - великолепно сделанная аудиокнига. Один актер читает за всех персонажей (а их больше десятка) – и для каждого у него находится свой тембр, свой стиль, свои интонации. И он же подобрал музыку к аудиокниге – абсолютно прекрасную! В общем, Игорю Князеву – низкий поклон. А также огромное спасибо mi_ze за то, что открыла мне имя Мариам Петросян, и моей френде сheboro, которая оказалась корректором аудиокниги. Вот здесь есть интересный очерк и интервью с писательницей: «Один из главных русских романов нулевых был создан не в Москве и даже не в России, а в Ереване.» И хотя каждый может зайти на линк самостоятельно, все-таки хочется вытащить из него несколько впечатливших меня цитат. 1. «Некоторые персонажи наотрез отказывались вести себя так, как мне хотелось. Слепой периодически куда-то исчезал, с ним было тяжелее всех, я не могла поместить его в какие-то сцены, он сопротивлялся, вел себя так, что переставал быть на себя похожим. Легче всего мне было с Табаки, наверное, поэтому это мой любимый персонаж. Я могла поместить его в любую обстановку, иногда он один на себе вытягивал целую главу.» О, тут я заодно спрошу у народа: были ли у вас любимые персонажи, чьего появления вы ждали с нетерпением? Ну и кто они, соответственно.

2. «Мои персонажи полностью жили своей жизнью. Когда после выхода книги я, почувствовав себя осиротевшей, решила продолжить о них писать – исключительно для себя – они повели себя ужасно, стали плоскими, как картонные марионетки. Тогда я поняла, что всё, книга закончена». 3. И последнее, вызывающее безграничное уважение к автору: «Я хочу кое-что окончательно прояснить. Я не писатель, написавший свою первую книгу. Эта книга – единственная, которую я написала.» И в той же статье есть иллюстрации автора к книге (Мариам Петросян – художница, а к тому же, оказывается, правнучка Сарьяна). Интересно, однако, что ее рисунки не находят во мне резонанса, гораздо ближе мне вот эти (автор – narara). Эти почти на 100% совпадают с моим видением персонажей, даже таинственный Слепой стал на минуту немного понятней. И наконец – исключительно нетривиальная рецензия Быкова: взгляд вбок и вглубь, заставляющий сильно задуматься. Короче, полный восторг, а не книга. Л. любит меня критиковать за отсутствие середины в оценках, типа все у меня всегда либо на пятерку, либо на двойку. Так вот тут, я думаю, он под моими восторгами подпишется с дорогой душой.

«Легкая голова» Ольги Славниковой. В тени «Дома» может показаться, что эта книга мне понравилась меньше, но это не так. Тоже своего рода шедевр, от начала и до конца. Язык, драйв, философская глубина – ну, это известно, что Славникова умеет. Вот, к примеру, отзыв Алексея Слаповского – и это очень точно сказано (кроме того, что не программисты, а прогнозисты). И вот вам еще хорошая рецензия – только я в ней не со всем согласна, и еще там спойлеры, осторожно. Уж как я любила «2017» – а «Легкая голова» еще лучше... Впрочем, нет, если подумать: оба романа великолепны. И «Стрекоза» тоже, но она для сильно неленивых.

Михаил Елизаров, «Библиотекарь». Вот тут оно несколько более заковыристо. Надо сказать, что автор хорошо меня удивил, причем дважды. Первый раз – отличной качественной и увлекательной прозой, второй – очень странной концовкой романа: что сказать-то хотел? А в третий – и последний – раз удивили уже критики, единогласно затрактовавшие эту загадочную концовку как апологию и даже восхваление советского строя: «духоподъемный пафос, умело придушенный всепронизывающей иронией». Книга такая яркая и неоднозначная, что критики на нее написано вагон и маленькая тележка. Больше всех мне понравилась рецензия Александра Гарроса: «Однако железная пята деконструкции, у Сорокина столько лет давившая крепкие орешки соцреализма до полного расквашивания официозных речевых стилистик, у Елизарова наносит удар в сторону чуть ли не противоположную. Со всеми, конечно, положенными амбивалентными ужимками, с необходимым набором фиг в карманах, Елизаров делает глубокий реверанс в сторону расточившейся Советской Империи и ее выморочной официальной культуры; оборачивает маразм — магией.» Мда. Вынуждена признаться, мне и в голову не приходило, что такой писательский талант и любовь к советскому строю – две вещи совместные. Но вот бывает же, оказывается. Если верить умным критикам.

Мюриель Барбери «Элегантность ёжика». По сравнению с перечисленным выше (а то и не по сравнению), это не литература, а фальшивка какая-то, от начала и до конца. Фальшивы обе главные героини, ведущие себя настолько дико, что и сочувствовать-то им не получается. (Ерисанова ли моя любимая виновата в том, что обе выражаются совершенно одинаковым стилем, или их создательница? - не знаю, но это тоже раздражает). Фальшив прекрасный японский принц и связанные с ним розовые сопли, набирающие силу со второй половины романа. И наконец, торжествующе фальшивым аккордом звучит слезовыжимательная концовка. Пыталась вспомнить, кому я обязана часами, убитыми на сие произведение – но так и не вспомнила: видать, в воздухе носилось. В общем, очередная лажа очередной французской писательницы, пора уж мне сделать выводы и перестать читать дамские бестселлеры по рекомендации сети. Тем более, что есть столько всего прекрасного помимо.
Tags: аудиокниги, книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Зимой на юг. Часть 4. Мамшит

    Начало: 1, 2, 3 По дороге домой заезжаем в национальный парк Мамшит, по которому Таня нам подготовила экскурсию. Дорога благовоний – торговый…

  • Французская песня 1970-1980 годов. Рено, часть 1

    Как дерево в городе – Максим Ле Форестье – Жюльен Клер ( 1, 2) – Ив Симон – Мишель Сарду – Ив Дютей – Жак Ижлен – Вероник Сансон – Бернар…

  • Дыбр

    1. Говорят, мы победили ковид вакцинацией в одной отдельно взятой маленькой стране? Сам великий Блумберг поставил нас на пятое место в своем The…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 120 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Зимой на юг. Часть 4. Мамшит

    Начало: 1, 2, 3 По дороге домой заезжаем в национальный парк Мамшит, по которому Таня нам подготовила экскурсию. Дорога благовоний – торговый…

  • Французская песня 1970-1980 годов. Рено, часть 1

    Как дерево в городе – Максим Ле Форестье – Жюльен Клер ( 1, 2) – Ив Симон – Мишель Сарду – Ив Дютей – Жак Ижлен – Вероник Сансон – Бернар…

  • Дыбр

    1. Говорят, мы победили ковид вакцинацией в одной отдельно взятой маленькой стране? Сам великий Блумберг поставил нас на пятое место в своем The…