Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Category:

Чтиво номер 30: Эрленд Лу, Кадзуо Исигуро, Ольга Славникова, Святослав Логинов

Эрленд Лу, «Мулей». Предупреждение на обложке (лучшая книга Лу со времени «Наивно. Супер») не предвещало ничего хорошего. Потому что «Наивно. Супер», в отличие от всего остального прочитанного Лу, мне не понравилось вообще. Хорошо, что я не верю в приметы и в рецензии на книжных обложках. В результате эта новая книжка оказалась замечательной не только для критиков, но и для меня. Фирменная сухая отстраненность Лу, парадоксальный юмор и умение вывернуть наизнанку привычные установки на сей раз имеют точкой приложения тему смерти и небытия - не больше и не меньше - порождая квинтэссенцию трагикомедии в лучшем и высоком смысле этого слова. Вот как это делает автор, что читатель в полной мере осознает глубину трагедии, переживаемой героиней (ну не приведи господь), но при этом хохочет на всем протяжении романа? Я не раз убеждалась, что чувство юмора Лу ограничено каким-то очень узким диапазоном радио-или каких-то там юморо-частот, и не всякий организм умеет на него быть настроенным. Вот мое личное чувство этого юмора приходится точно на заданный диапазон, и теперь для меня этот «Мулей» второй любимый, после «Допплера». И, last but not least: спасибо неизвестной мне Ольге Дробот за отличный перевод.

Остальные книги, увы – разочаровали: какие больше, какие меньше.

Исигуро, «Художник зыбкого мира». Один из любимых писателей, но не самый удачный роман. Из традиционно зыбких миров Исигуро этот, вероятно, самый туманный и расплывчатый, особенно в концовке без конца. Сенсей вызывает большую симпатию, несмотря на грехи прошлого и несообразительность. Мы уже давно поняли, что к чему - а он все никак. Эта неувязочка мешает восприятию, наряду с многочисленными повторами и прочей затянутостью. Но вообще очень интересно с исторической точки зрения (японцы во время Второй мировой войны и в послевоенные годы) и познавательно с этнографически-психологической. Смотрины Норико – вообще шедевр, лучшая сцена романа. Про конфликт поколений уже было в первом романе Исигуро («Там, где в дымке холмы») - а впрочем, тут он иной, с политическим окрасом. Слушалось с большим удовольствием, особенно вначале (Исигуро все же). Если б не затянутость и чрезмерная зыбкость, то конкретно бы понравилось.

Ольга Славникова, «Вальс с чудовищем». В состав сборника входит роман «Один в зеркале» и три рассказа. Роман (да простит меня любимая писательница) – ужасный, читается как автопародия. Длинно, занудно, вычурно, какие-то невнятные авторские вставки с дубликатами персонажей (типа прототипов) еще сильнее сбивают ход повествования, и без того не слишком бойкого. В сети наткнулась на резко отрицательную рецензию, и мне понравилась формулировочка. «Слабые ложноножки сюжета еле-еле просматриваются сквозь словесный шум, бесконтрольно и дико размножаются метафоры, гиперболы, аллюзии, эпитеты, аллегории, оксюмороны, парономазии, парцелляции, плеоназмы, пролепсисы, ретардации, дистинкции, инверсии, аттракции, амплификации, антитетоны, экзергазии, катахрезы, намёки и сравнения, от которых у меня, обычного провинциального интеллигента, просто волосы дыбом.» Не до конца понимая все упомянутые термины, нутром чую, что три четверти этих ужасов там имеют место быть. Интересно, что теоретически можно было бы то же самое сказать и о «Стрекозе», но от нее не было такого ощущения. В утешение замечу, что один из рассказов сборника, а именно «Басилевс» – просто шедевр. Может он и есть лучшая вещь Славниковой, так как малая форма даже больше подходит прозе с такой высокой плотностью текста. Хотя нет: роман «2017» тоже был хорош необычайно. А пока что с нетерпением жду «Легкой головы», уже обещали дать почитать хорошие люди.

Святослав Логинов, «Колодезь». Логинова нельзя назвать моим любимым писателем, поскольку книгу у него (до того) я прочла одну-единственную: «Свет в окошке». Зато как она мне понравилась! Чего, мягко говоря, не скажу о сегодняшнем опусе. Опус представляет собой приключенческо-исторический роман, каких я читала в средне-подростковом возрасте. Только там не было такого натурализьма и жестокости, а здесь - выше крыши. Занудный, затянутый и с предсказуемым финалом. Матчасть (17 век в России, на Ближнем Востоке и в Средней Азии) автором тщательно проработана, исторически я просветилась. Так что где-то и хорошо, что мы не бросили это слушать (а то Л. раз пять пытался). Но другу не посоветую никак. Слышь, дорогая irbena? За подаренный мне «Свет в окошке» отплачу любезностью: «Колодезь» этот - не читай!

Пятая книжка тоже дочиталась, но о ней напишу в следующий раз (а то тоже не понравилась, и мне уже как-то неловко).

Пысы. Нашла в Википедии про «Один в зеркале»: «Сама писательница считает эту книгу своей любимой и самой недооцененной изо всех. При ее создании Славникова моделировала быт и стиль мышления гениального математика, специалиста в области фрактальной геометрии, на основе собственного опыта занятий этой наукой в молодые годы.» Мда, я точно недооценила.
Tags: аудиокниги, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 92 comments