Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Жюльетт – 1: «Irrésistible»

Я наконец-то добралась до давней мечты написать про мою любимую певицу, которую считаю самой значительной фигурой в сегодняшней французской песне и единственной прямой наследницей "Троих Великих". Однако буду рада, если по этому пункту мне аргументированно возразит какой-либо иной обладатель нездоровой склонности к рейтингам и иерархическим построениям.

После долгих раздумий на тему "как бы это лучше написать" поняла, что лекции, как про Бреля, все равно не выйдет, а будет это вольный стиль (как про Беара), когда пишешь - и ну совсем заранее не знаешь, что получится. Мне хочется прежде всего самой разобраться в творчестве Жюльетт, а потом уже, заодно, познакомить с ним моих читателей. Интересно, влюбится ли кто-нибудь в нее как я, окончательно, бесповоротно и со всеми потрохами.

Зацепившись за слово «влюбиться», я как честная девушка должна предъявить портрет мадемуазель Жюльетт, которая выглядит примерно так.

На этом месте нам, возможно, придется проститься с некоторой частью читателей, но мы этим не опечалимся, а переадресуем их на стройных красавиц и продолжим дальше.

Поскольку мне не терпится поскорее перейти к песням, не буду подробно пересказывать биографию, а просто отмечу ключевые моменты.
• Полное имя Жюльетт – Жюльетт Нуреддин (Juliette Noureddine): ее отец берберского происхождения, хотя рожден во Франции. Отец играл на кларнете и саксофоне в знаменитом тулузском Orchestre du Capitole, так что музыкальный талант Жюльетт унаследован по отцовской линии.
• Родилась 25 сентября 1962 года в Париже. Когда девочке исполнилось 13 лет, семья переехала в Тулузу.
• В подростковом возрасте несколько лет училась в религиозном заведении – эта тема получит нетривиальное развитие в творчестве будущей певицы.
• Помимо этого, в образовательном архиве Жюльетт – полгода литературного факультета и полгода музыковедения.
• С 18 лет она выступает в тулузских барах и кафе, аккомпанируя себе на фортепиано. Репертуар: Брель, Ферре, Нугаро,
сhanson réaliste и немного своего.
• В 1987 году выпускает первую (самостоятельно изданную) кассету.
• После этого ее находит продюсерша (Mysiane Alès) и в 1991 году выходит ее первый (концертный) альбом «¿Que tal?».

К сожалению, у меня нет ни первой кассеты, ни этого альбома Жюльетты, и мало у кого они есть вообще. А может, и к счастью, потому что лучшие песни с них обоих, которые она позже перепела в концертном альбоме «Juliette chante aux Halles», мне все равно не очень нравятся. За исключением двух, вошедших в ее первый студийный альбом: «Irresistible», о котором пойдет речь в этом посте.

И этот альбом еще не самый мой любимый. Но слушать его, тем не менее, мы будем внимательно. Те, кто собирается это делать вместе со мной: скачайте, пожалуйста, этот архив.

Juliette-1.zip

Песни в архиве пронумерованы в порядке их появления в посте. Коричневая кнопка в посте означает, что надо на нее кликнуть – и тогда в отдельном посте откроется перевод. Таких песен с переводами три, остальные просто буду кратко комментировать. Бежевая кпопка означает, что кликать на нее не надо, а надо запустить соответствующую песню из скачанного архива.

Песня, с которой мы начнем, впервые увидела свет на предыдущем альбоме («Qué Tal?»), а впоследствии Жюльетт запишет ее в еще одном варианте и включит в альбом «Juliette chante aux Halles», приговаривая на своем сайте, что если «экзегеты и агиографы, а попросту фаны заметили, что песня "Sur l'Oreiller" трижды фигурирует в ее альбомах («dans un mien enregistrement»), то на это есть причина: "потому что она очень нравится лично мне".»

1 - Sur l'oreiller (1991) На подушке

Текст и музыка: Жюльетт Нуреддин

«Эту песню я сохраню в своем репертуаре навсегда. Говорю себе без малейшего кокетства, что по крайней мере одну красивую песню за свою жизнь я написала. Если б мне так удавались все, было бы просто здорово». Это правда: две чудные мелодии в одной песне, композитор не поскупилась (впрочем, для данного альбома это скорее правило, чем исключение). Автор текста тоже радует щедростью: давно я так много времени не проводила с французско-русским словарем. Даже у Бреля лексика не в пример проще.

Еще гуще и экзотичней словарь во второй песне на стихи Жюльетт, как бы парной к предыдущей (тоже полное авторство певицы и тоже с альбома «Qué Tal»). Ее наверное можно использовать в качестве краткого каталога ядов и зелий и их применений в мировой истории. «Но ни один из них не сравнится с моей беспокойной любовью».

2 - Poisons (1991) Яды

Текст и музыка: Жюльетт Нуреддин

На ютубе есть забавный и познавательный видеоряд, досконально иллюстрирующий упомянутые в песне яды, однако концертное исполнение, лежащее в его основе, мне нравится меньше классического, потому как я есть консерватор.

Прослушав две песни на стихи Жюльетт, мы однако не забываем, что автор большинства (семи) текстов альбома «Irresistible» – вовсе не она, а Пьер Филипп.

Да и «Яды», впрочем, написаны вполне в стиле ПФ, так что знакомство с ним Жюльетт, можно сказать, было предрешено. А посредником выступил Жан Гидони, поэтому сначала скажем несколько слов о нем.

Этим певцом, с его сумрачным и двусмысленным миром, Жюльетт восхищалась с юности – и с радостью воспользовалась представившейся возможностью выступить в первой части его концертов в 1990-м году. Там она и познакомилась с Пьером Филиппом, известным поэтом-песенником и постоянным автором текстов Гидони – да так они полюбились друг другу, что не расставались на протяжении двух альбомов.

Послушайте несколько песен из альбома Жана Гидони «Crime passionnel (1982)» – «оперы-танго для солиста», написанной Астором Пьяццолой на стихи Пьера Филиппа. Кавер-версией одной из них – «Lames» – Жюльетт открывает альбом "Que tàl?".

Jean Guidoni – «Crime passionnel», 4 песни

Правда-правда, стоит послушать, чтоб прочувствовать родство и влияние Гидони на Жюльетт: если вы ее полюбите, вам будет интересно узнать, откуда такое вообще взялось, а не полюбите – так просто послушаете прекрасную музыку Пьяцоллы плюс высококачественные тексты (по рифмам и звучанию ведь сразу видно, что тексты хорошего качества, даже если не знаешь языка). Вот авторская команда: Жан Гидони, Астор Пьяццола, Пьер Филипп.

А мы возвращаемся к Жюльетт. Услышанная нами в начале песня "Sur l'Oreiller", хоть и вызывает нездоровые ассоциации с «Парфюмером» - чуть ли не самая светлая и невинная песенка альбома, особенно в сравнении с макабрически-инфернальными текстами Пьера Филиппа, на которые написаны большинство остальных песен. Причем лично у меня получается какая-то странная закономерность, что чем чернушнее текст, тем я в большем восторге от музыки.

"Взращенная на репертуаре Жана Гидони, я воображала себя в том чувственном, сумрачном, изломанном и упадочном мире, что был характерен для декадентов начала века (Jean Lorrain, Rachilde, Maurice Rollinat), и стремилась воссоздать этот мир в женском роде." (Juliette)

И вот, собственно, вышеупомянутая писательница Рашильда

написала роман под названием «Господин Венера» (Monsieur Vénus, 1884), и из его крутейшего сюжета Пьер Филипп с Жюльетт соорудили потрясающе прекрасную песню. Прекрасно в ней все: красивейшая музыка и выразительное исполнение, богатый и яркий поэтический текст – кроме дикого сюжета, воплотившего в себе всю обещанную «чувственность-сумрачность-изломанность-упадочность» и даже сверх того. Попытки изложить сюжетец своими словами не привели меня к успеху, пришлось писать подстрочник, за бедность которого прошу прощения, но стихами я не могу. Впрочем, если будете смотреть на подстрочник одновременно со звучанием песни – то сойдет. А сюжеты – они да, разные бывают, как впрочем и сама жизнь. Декаденты опять же, что с них взять.

3 - Monsieur Vénus (1993) Господин Венера

Musique: Juliette Noureddine
Paroles: Pierre Philippe, d'après le roman de Rachilde

А вот я вам сейчас расскажу словами Жюльетт, как это выглядело на сцене зала "Auditorium des Halles". «Мало того, что платье было пышным и эстравагантным - к нему еще пришили 30 метров тюля, который постепенно появлялся на сцене и тянулся вдоль нее, наподобие шлейфа невесты. Причем все это – и платье, и шлейф – было... алого цвета! Я обхожу сцену с этой штуковиной – и в конце концов зрителям кажется, что я купаюсь в море крови!»

Вы понимаете, что делает Жюльетт этим альбомом? Она вносит в песенный жанр оперно-симфоническую традицию и (силами Пьера Филиппа) почти классическую поэзию. В музыке, впрочем, я небольшой знаток – но что касается поэзии, это какой-то праздник редкой и забытой лексики, старомодных слов и тем. Впрочем нет, тем не старомодных, а вполне современных и даже провокативных. Что же до техники, рифм и лексического богатства - то такого во французской песне я не слышала со времен Брассенса. Наверное я пойду еще дальше и скажу, что этим альбомом Жюльетт с Пьером Филиппом вносят в песню куски культурных пластов, поднимающие этот жанр на иной уровень.

Давайте послушаем еще несколько песен на стихи Пьера Филиппа, и в первую очередь титульную песню альбома: «Irrésistible». Я бы, может, и не давала ее здесь, так как смысл ее от меня ускользает, а музыкально в альбоме есть вещи и получше. Однако во-первых, она ключевая и для альбома, и для мировоззрения певицы в целом, а во-вторых, она нравится моей дорогой подруге frederica77, которая сделала ее перевод. Не скромный подстрочник, как я, а прекрасный ритмизованный (хоть и не рифмованный) перевод. Вот давайте-ка послушаем, а потом обсудим.

4 - Irrésistible (1993) Неотразимая
.
Musique: Juliette Noureddine
Paroles: Pierre Philippe

Вот что, скажите мне, здесь происходит? Героиня песни, как две капли воды похожая на нашу Жюльетту, жалуется на своего партнера, что тот не видит ее глубинной женской сущности, а видит то, что видят все: толстушку и дурнушку в очках. При этом мы вроде понимаем, что он ее любит. За что любит? ну логично предположить, что за другие достоинства, которых мильон: потрясающий голос, немеряный талант композитора и поэта, острый и глубокий ум, блестящее остроумие, актерский талант – так нет! почему-то это не устраивает нашу героиню. Она хочет, чтоб в ней видели «сучку с сумочкой», которую она себе (в двух ипостасях) навоображала, и любили исключительно за это. Фредерика – где логика? возражай, я слушаю.

Вот еще такой оперно-макабрический вальсок. Эта странная карусель, несущая по кругу жалких и страшных монстров (с кинематографической яркостью нарисованных ПФ), сначала кажется нам страшным сном, но затем мы с ужасом обнаруживаем, что это явь - а затем она снова обращается в сон, но мы уже в этом не уверены, только вдруг понимаем, что это умершие любови, навечно крутящиеся по кругу в нашей голове.

5 - Manèges (1993) Карусель

Musique: Juliette Noureddine
Paroles: Pierre Philippe

Так же и в полушутливой песне про исчезнувшие ремесла реальное перемешалось с воображаемым, и ты тоже не совсем понимаешь, какие ремесла настоящие, а какие нет. Вернее, понимаешь где-то на середине, когда честно существовавшие и честно исчезнувшие уличные певцы и латальщицы чулок (вполне себе такое банально-роматическо-ностальгическое начало) плавно переходят в прядильщиц диареи и детских живодеров, которых вы с легкостью опознàете в конце песни.

6 - Les Petits Métiers (1993) Забытые ремесла

Musique: Juliette Noureddine
Paroles: Pierre Philippe


Юмор и ирония занимают значительное место в репертуаре Жюльетт, она любит посмеяться над жизнью и над собой – но я-то как раз меньше люблю ее смешные песни: мне они кажутся проще и площе, чем серьезные. При этом стоит заметить, что даже в апогее трагических чувств и событий какого-нибудь «Monsieur Vénus» меня не покидает ощущение, что автор тихонько подмигивает слушателю за кадром.

Так. Вновь переключаемся на инфернальное. «Эта песня - о передвижном борделе, где работают дети (фу!) и чьи "клиенты" на вершине нездорового возбуждения уже толком не знают, что они пришли сюда искать. Я заказала Пьеру Филиппу атмосферу, навеянную «Простодушной Эрендирой и ее бессердечной бабушкой» Габриэля Гарсиа Маркеса. К этому добавились несколько картинок Пазолини и Феллини (его потрясающий передвижной бордель в «Казанове»). Что до меня, я всегда считала, что эту песню... невозможно спеть.»

Переводить ее с вашего позволения я тоже не буду, только успокою, что дети на самом деле оказываются загримированными карликами, а повествование все так же мечется между грезами и реальностью, реализмом и сюрреализмом, как в большинстве песен этого альбома. Роскошная музыка и мощное крещендо, заставляющее вспомнить про Бреля. И, как во многих песнях – эффект сирены: заманит сладким голосом, а внутри такие страсти господни.

7 – La Baraque Aux Innocents (1993) Бордель невинных душ

Musique: Juliette Noureddine
Paroles: Pierre Philippe

Последняя на сегодня (а может и вообще) песня на стихи Филиппа мне нравится меньше других, и я было не хотела ее включать в этот пост, но потом поняла, что надо: она – другая. Легкий блюзовый мотивчик разнообразит альбом, делает его менее тяжелым. Содержание, правда, вполне в духе альбома – из жизни лесбиянок 30-х годов прошлого века, но песенка не такая черная, как остальные. Она по-доброму сетует на то, что тогдашние женщины не могли себе позволить быть такими, как хотели: смокинг, монокль, часы на цепочке... "Песня "Monocle et col dur" родилась из истории о подруге Марлен Дитрих, очень элегантной – костюм, шляпа, портсигар – которую Марлен встретила в женском клубе под названием «Монокль», возле бульвара Edgar Quinet. Фред (подруга) часто сопровождала Марлен на шопинг на улицу rue du Fg St Honoré – и тогда уже никто не осмеливался приставать к мадам Дитрих. «Монокль» существует до сих пор, но уже не является заведением исключительно для женщин." На фотографиях - некоторые реальные персонажи из песни: Колетт, Мисси и Рене Вивьен.

8 – Monocle et col dur (1993) Монокль и крахмальный воротничок

Musique: Juliette Noureddine
Paroles: Pierre Philippe



Последняя песня на сегодня – вообще "чужая": ни текста ПФ, ни музыки Жюльетт. Но может это и хорошо, и именно благодаря этому весь потенциал певицы уходит в исполнение, давая такой мощный эффект. "Игра в побоище" – старинная ярмарочная игра: горожане пуляют резиновыми пулями в гротескные фигуры, изображающие почётных и знатных лиц (мэр, нотариус и т.д.), то есть как раз тех, которым нормальный человек как правило хочет вмазать. Последний же куплет неожиданно меняет тему, переключая нас с мэров и нотариусов на героиню песни. В этой строфе она и есть та самая жалкая кукла, на которой прекрасный испанец – ее любовь – сполна отыгрывается за свои прошлые несчастные любови. Этим поворотом песня неожиданно обретает иное измерение, смысл и пафос.

C'est le massacre des pantins innocents
Ah, visez bien ma pauvre gueule
Puisque vous êtes tous trop veules
Pour taper sur les puissants

Это избиение невинных кукол
Ах, цельтесь метче в мою бедную рожу
Потому что вы слишком мягкотелы
Чтобы бить по сильным

Между прочим, автор текста Анри-Жорж Клузо – вовсе даже не поэт, а кинорежиссёр и сценарист, и если его фильмы также хороши как этот текст, то надо идти смотреть.

9 – Jeu de Massacre (1993) Игра в побоище

Musique: M Yvain
Paroles: H-G Clouzot

Мне в конце этой песни хочется вообще вскочить с кресла и аплодировать стоя, до полного отбития ладоней. Конечно, я пристрастна. Не знаю, удалось ли мне сообщить вам свой восторг, но на этом я заканчиваю первую часть рассказа про Жюльетт, посвященную альбому "Irrésistible". Открыв новый файл для этого поста, я села и написала: «трудно начинать с альбома, который тебе не очень нравится – или во всяком случае, гораздо меньше, чем последующие». Наслушавшись Жюльетт 91-93 годов до ручки и разобрав более или менее тексты песен, я поняла, что просто обожаю этот альбом. Прекрасно помня, как две недели назад брезгливо отодвигала в сторонку «Господина Венеру», сегодня я считаю ее (его?) самой сильной песней альбома. Интересно, какие сюрпризы ждут нас в дальнейшем. Какие ждут вас, моих дорогих читателей – я более или менее себе представляю, какие меня – не очень. Влюблюсь ли до самозабвения в «Rimes féminines» - самый нелюбимый мной на сегодняшний день альбом? Разлюблю ли один из двух обожаемых: «Assassins sans couteaux»? Будущее покажет. Если мне удалось кого-то из вас записать в единомышленники – не уходите далеко. Только учтите, что в следующий раз Жюльетт будет другой: извращения, фантазмы и прочие «цветы зла» останутся в прошлом, она станет спокойней и, может, чуть попроще, но все такой же удивительной, исключительной, неотразимой и не влезающей (извините за каламбур) ни в какие рамки.

(c) NM sova_f

Приложение: Интервью с певицей, 1992 год. Жюльетт рассказывает о Тулузе, о начале своей карьеры, о вкусах и пристрастиях. Рассказ чередуется с фрагментами из оперетты «Перикола», исполняемыми под фортепьяно. В конце она поет свою песню "Que tal". Брель слышится в каждом слове и каждой ноте. По сравнению с сегодняшним видом, здесь она кажется почти худенькой. А какая мимика! В такую, пожалуй, можно и влюбиться.
Tags: Жюльетт, лекции, французская песня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →