Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

  • Music:

Ги Беар, О Jéhovah

Окончание. Начало: 1, 2, 3

Архив со всеми песнями (из четырех постов) скачивать отсюда.

Этот пост задуман последним в серии про Ги Беара, поэтому страшно трудно подобрать для него три заключительные песни. Кратко проследив сумбурный полет мысли в предыдущих постах (заменяющих мне нынче лекции), хочу все же понять, чего не хватает, и попробовать затронуть здесь те темы и факты, что остались неосвещенными.

Вот список песен с подстрочниками, которые были в трех первых постах (датировка приблизительная, основанная на дискографии):

Quidam (1957)
La guerre va chanter (1986)
La tour de Babel (1964)
Fille d’aujourd’hui (1963)
L'autoroute en bois (1973)
Les temps étranges (1962)
L'ile aux jaloux (1995)
L’esperance folle (1968)
Plus jamais (1962)

И еще раньше, четыре года назад, была «Le bienfait perdu» (1986). Я вернулась в тот пост и выложила ее в формате параллельного текста (с подстрочником): сегодня он мне кажется более удобным, чем флешка, которая там была раньше.



Интересно теперь (задним числом и со стороны) оценить тематику выбранных песен: одни сплошные парадоксы нашего времени! (не иначе, моя любимая). Попробую хоть немного ее разнообразить и восполнить недостающее. Без песни «О Jéhovah» я все равно бы не обошлась – и как раз она на тему, которая еще не поднималась. Второе название песни: «151-й псалом». О Ги Беаре интересно писать: всегда узнаешь что-то новое в самых неожиданных областях: например, к позапрошлому посту пришлось прочесть про Луизу де Вильморен и Андре Мальро – теперь в любой информации про Францию на них натыкаюсь. На этот раз спешу поделиться найденной информацией про 151-й псалом. Значит так. Некоторые считают, что канонических псалмов 150, и если им хочется написать свой – пишут 151-й. Среди этих некоторых, к примеру, БГ: правда, его псалом совсем не на псалом похож, а скорее на спиричуал:

Я видел - Моисей зашел по грудь в Иордан (теперь меня не остановить).
Время собирать мой черный чемодан (теперь меня не остановить)
.


Некоторые же знают, что в православной версии Псалом 151 таки занят (Псалом Давида на единоборство с Голиафом) и надо выбирать другой номер. Впрочем, Ги Беар к православной церкви не имеет отношения, ему можно. Я очень люблю эту песню и думаю похоже.

Традиционная просьба насчет подстрочников: пожалуйста, читайте их параллельно со звучащей песней, иначе они неправильно смотрятся.

O Jéhovah (1986) О Иегова


Paroles et musique de Guy Béart


По поводу этой песни можно говорить бесконечно. Прежде всего, что это за чудесное спасение? Имеется в виду рак, поразивший Беара в 1979 году и сожравший, по его словам, двадцать лет его жизни. Вроде в начале книжки Беар обещает рассказать секрет своего чудесного исцеления (он отказался от химио- и радиотерапии), но так и не рассказывает. Тем не менее, в 1999 году медики объявили его полностью излеченным, и он благополучно дожил, как мы видим, до 78 лет. Во-вторых, поэтический текст имеет под собой глубокую жизненно-философскую основу, которую Беар подробно объясняет в книге. Под идолами подразумеваются масс-культура и масс-медиа, с которыми у Беара были жесткие и напряженные отношения, они же обладатели зубастой улыбки. Религиозному фанатизму в книжке посвящается целая глава (и достается почти исключительно исламу – а я-то думала, что в 80-х годах эта проблема так остро не стояла...). О бюрократии Беар тоже пишет много и занимательно, и о религии как бюрократии веры в частности. Называет себя человеком верующим, глубоко верующим, утверждает, что видел Бога. Это может вызвать недоумение у знатока его песен («Si votre paradis n'est pas ornemental», «l'hôtel où personne n'habite») – однако Беар поясняет, что вера его исключительно внутренняя и никак не выражается в следовании какой-либо религии (впрочем, в песне тоже все сказано).

Книга вообще много места уделяет религии, я уже писала об этом: Беар рассуждает о взамоотношениях человека и Бога по ходу истории, разбирает библейские легенды. Каких только историй я не узнала из книги, в которой собиралась прочесть о песнях Ги Беара и о его жизни. Но я лучше расскажу про загадку, которую пыталась разгадать, да так и не разгадала до конца.

Загадка была такая: еврей Ги Беар или нет? Вы, кстати, не запишите меня в этом смысле в националисты: ни мои любимые французские певцы, ни мой любимый Щербаков ни разу не евреи – да и Беара я в этом никак не подозревала, пока не услышала песню «O Jéhovah». Ну и ладно, подумала я, в конце концов Иегова не только еврейский Бог, а вполне себе народное достояние. К тому же и имя его не пристало евреям произносить – значит, не еврей. Затем читаю книжку: отца зовут Давид, сестру – Дорис. Ну ладно, имена тоже вполне народные, хотя у евреев гораздо чаще встречаются. Имя Ги Беара числится в списке почетных членов иерусалимского университета и под петицией за объявление Ахмадинеджада персоной нон грата в Европе, инициированной журналом «Tribune Juive» – ну, положим, уже теплее. А вот презентация книги Рики Зарай "L’Espérance a toujours raison" в израильском посольстве, и там на фотографии он на удивление похож на моего дядю Геру. И хотя половина французов вполне себе похожа на евреев, и хотя мало ли кто может быть почетным членом иерусалимского университета – но все эти мелкие факты скорее собираются в единое целое, чем нет.

А почему тогда он ни разу об этом не обмолвился? Загадка! Я каждый раз дико умиляюсь, попадая на сайт семь-сорок, который имена евреев печатает синим цветом, но на Беара они не покусились, хоть обычно и норовят записать в свои всех, кого можно и кого нельзя. Надо им что ли подсказать.

Но я снова разболталась. А лучше я дам еще одну песенку. С одной стороны она продолжает «парадоксальную» линию, с другой – смыкается с темой веры и богоискательства. И тут, кстати, можно увидеть разницу между поздней «O Jéhovah» (1986) и этой, более ранней песней (1965), эдаким манифестом воинствующего агностика. А вообще интересно заметить, что творчество Беара не сильно меняется со временем – так что на протяжении всего рассказа я спокойно могла давать ранние и поздние песни вперемежку. Как в 1957 году начинающий автор Ги Беар задал планку абсолютно мастерскими и зрелыми песнями, так всю жизнь и держал тот же уровень – а настроение, язык и разнообразие тематики остались практически те же.

Послушаем однако эту очень известную и важную для творчества Беара песню.

Qui suis-je? (1965) Кто я?


Paroles et musique de Guy Béart


Говоря о Ги Беаре, невозможно не упомянуть о его непонятном на первый взгляд желании называться «анонимом XX века». Несчастный Некто-Никто из песни «Quidam» так жаждал прославиться, а умер анонимом – ну бывает, но желать анонимности самому – это ли не странно? «Это правда, что я всегда к этому стремился, – поясняет Ги Беар, – и прекрасно понимаю всю амбициозность этого желания. Сколько людей знают, что песню «Il pleut bergère» написал Фабр д’Эглантин? Есть и мои песни, про которые люди не знают, кто их написал: «L'eau vive», например. Мое имя существует где-то в сознании людей – и тем не менее, до тех пор пока я не выступил в Бобино, некоторые даже не знали, что я еще жив. Таким образом, мое желание называться анонимом XX века – это невероятная смесь смирения и амбиций».

Говоря о Бобино, Беар имеет в виду свои пятинедельные выступления в 1999 году после многолетнего отсутствия на сцене. Концерты пользовались таким успехом, что их пришлось продлить, и позволили переиздать двойной концертный альбом «Beart En Public», записанный в Олимпии в 1996 году (еще бы, замечу я, после голодного пайка, когда ни дисков, ни концертов, ни радио, ни ТВ). И вплоть до сегодняшнего дня этот альбом был единственным доступным в продаже. Так что в каком-то смысле безумное желание Ги Беара стать анонимом XX века реализовалось в двух противоположных планах: не только в желаемом смысле авторства вечных песен, но и как следствие злой шутки судьбы, связанной с издательскими правами. Таких песен, о которых говорит Беар – песен, давно уже ставших частью коллективной памяти, таких, что легко отделяются от их автора и становятся принадлежностью золотого фонда, немало. Их исполняли Мари Лафоре, Зизи Жанмэр, Жюльетт Греко, Паташу и другие (хм! только женщины). И все же, и все же... Перед тем как сформулировать это «все же», я перескажу интересный пассаж из книжки на эту тему.

В самом начале карьеры молодой Ги Беар, по наводке Шарля Трене, пришел к издателю Раулю Бретону «продавать» свои песни. Бретон слушал, цокал языком, требовал еще, вдруг стукнул кулаком по столу и воскликнул: «Бог ты мой, да вы умеете их писать! Шарль мне говорил, что вы – величайший автор текстов нашего века (тут Беар поясняет, что Трене был обязан прибегнуть к сильному преувеличению, чтоб уговорить Бретона на прослушивание) – Но почему, скажите мне, почему вы сочиняете такие сложные песни? Песня ведь обязана быть простой, по определению. Вот взгляните!» – и он указал на афишу Азнавура. – У Азнавура нет диплома, он делает простые вещи, но они каждого трогают за душу. – Затем повернулся к другой стене, где висела афиша Беко: «Quand tu danses» – вот песня! Что вы собрались искать в ваших перекрученных вещах? Пишите как они!». «Я ответил ему бесцветным голосом, – рассказывает Ги Беар: мне нравится талант Азнавура и Беко, но я пришел после них и я должен быть другим, иначе у меня нет права на существование». По размышлении, продолжает Беар, я понял, что Бретон был частично прав: именно мои сложные песни выбивались из рутины и позволили признать меня фигурой в песне, но дали возможность завоевать сердца публики не они, а мои простые песни: «L'eau vive», «Il n y a plus d’apres», «Qu’on est bien».

Вот-вот, примерно сюда я и клоню. Гораздо больше у Ги Беара тех песен, что неотделимы от личности автора и при всем их стилевом разнообразии составляют единый, чисто беаровский стиль, с его характерным парадоксальным юмором и иронией, хрониками сегодняшнего дня и жизненно-философскими притчами, математически строгими и в то же время парадоксальными выкладками, и наряду с этим всем – живыми эмоциями, глубоко упрятанными под поверхностью, но хорошо понятными тем, кому не надо объяснять. Стиль, взывающий к интеллекту слушателя чаще, чем к эмоциям; песни, которые идут через ум, а потом уже через сердце – излишняя, пожалуй, интеллектуальность для того, кто хочет стать воистину «народным автором», ака «анонимом».

И между прочим, именно за это я люблю Ги Беара, ибо примерно так воспринимаю мир. И именно поэтому всеми своими рассказами я пытаюсь разрушить неизвестно почему сложившийся стереотип: «Ги Беар – автор милых легких сентиментальных песенок», а бывшему советскому нашему народу пытаюсь объяснить, что Ги Беар – это не только «советская» пластинка. Надо ли подчеркнуть, что в соответствии со всеми этими принципами я закончу свой рассказ простой сентиментальной песенкой с советской пластинки? Впрочем, такой уж сентиментальной? такой уж и простой? Судите сами.

Les Souliers (1965) Туфельки


Paroles et musique de Guy Béart



Это странное "ищу", а не "нашел" придает совсем другой смысл песне... а я с детства была уверена, что "нашел", даже не задумывалась.

Напомню еще раз слова Беара о том, что никто так и не смог его классифицировать. Однако попытки делались: вот, к примеру, писатель Эрве Базен: «Существует по меньшей мере три Ги Беара: первый – автор «L’eau vive», лирический певец, если хотите, но певец своего поколения, точно знающий, что хочет сказать. Рядом с ним второй Беар: моралист, сатирик со взглядом точным и жестким, смотрящий уже не на девушек, а на этот безумный мир и поющий для него. И наконец, выше этих двух я ставлю третьего Ги Беара, написавшего песню «Qui suis-je?» – вдохновенного памфлетиста, страстного поэта, на верхней ноте своего регистра».

Ну что ж, кажется, мы видели понемногу из всех троих. Осталось еще много прекрасных песен и много острых и мудрых мыслей из книжки – но пришло время завершать мою "экспериментальную лекцию", где вместо упорядоченного изложения жизни и творчества – четыре длинных и сумбурных текста, в которых есть много (почти все, на что я замахнулась в первом посте), но не разложенное по полочкам, а в беспорядке на полу и с краткими экскурсами в мою личную жизнь. Не знаю, как лучше – мне нынче нравится писать так, а о том, как получилось – не мне судить.

Но вот что еще удивительно. Примерно так же как Ги Беар, инженер по профессии и по складу ума, я, человек рассудительный и рациональный, в мистику принципиально не верю, но вполне готова, когда надо и очень хочется. И вот скажите мне: почему, когда я начала писать свои посты, что-то изменилось в этом мире. На фоне полного забвения удалившегося в отшельничество артиста – что-то вдруг стало происходить: приехал Псой и посвятил Ги Беару концерт, появилось штук десять видео на ютубе (а не было ни одного!), пришли в мои посты незнакомые люди, любители Беара. Но вот что самое поразительное – посмотри-ка, frederica77, что я нашла при проверке какой-то из ссылок: да-да, новый старый альбом, вышедший в 2008 году и продающийся на Амазоне, который называется «компиляцией», но по содержанию кажется точным переизданием того самого первого альбома, вышедшего в 1957 году! Значит ли это, что нас счастливым образом сняли с голодного пайка и что все прекрасные песни Ги Беара будут наконец-то, наконец-то переизданы? Неужели круг замкнулся и исправилась та вопиющая несправедливость, с разговора о которой я начинала свой цикл постов? L'espérance folle. Безумная надежда.

Но пока этого не произошло, вот вам на прощанье десяток-два моих любимых беаровских песен, к каким я по тем или иным причинам не собралась написать подстрочников. Некоторые из них разбирает frederica77 в своем журнале – посмотрите, кто интересуется. И слушайте на здоровье. Выбранные мною песни запакованы в этот архив: Guy Beart more.zip. Я туда не включила ни те, что уже были в моих постах, ни советскую пластинку.

На этом я прощаюсь с Ги Беаром: поэтом, композитором, певцом, писателем, философом, человеком. Прощаюсь, решив для себя, что выполнила перед ним свой долг, объяснилась ему в любви и открыла что-то новое для читателей этого журнала – да и для себя, в сущности, тоже открыла.

И последнее: так получилось, что я много здесь писала о книге Ги Беара «L'espérance folle», из которой хочу в завершение привести одну-единственную фразу. Издатель сборника "Béart d'aujourd'hui & de tous les temps" счел уместным поставить ее эпиграфом к буклету с текстами, и мне понравился его выбор.

«Счастлив тот, кто имеет маленькие ежедневные желания, которые он в состоянии удовлетворить, и большую цель, дающую ему поле для мечты.»



(с) NM sova_f (Наталия Меерович) 2008
Tags: Ги Беар, песенки, французская песня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →