Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Французская песня 1950-1960 годов. Шарль Азнавур

Аристид БрюанЖюльетт ГрекоМулуджи Серж РеджаниЖорж Брассенс – Жак БрельЛео Ферре (1)Лео Ферре (2) - Лео Ферре (3)Жан Ферра Борис ВианГи Беар Шарль Азнавур – Барбара – Клод Нугаро – Серж Лама – Мирей Матье – Серж Генсбур



Интересно было бы узнать у тех, кто читает эти лекции, просвечивает ли через эти тексты мое личное отношение к авторам и певцам. Должно бы, конечно. И разумеется, хочется писать только про самых-самых. Таких, что минимум три четверти их творчества – мои любимые песни. Однако природное занудство заставляет выполнять программу с начала до конца, как она есть, штудируя всех обещанных по очереди. И вот тут, когда очередь дошла до Азнавура, я сразу вспомнила, что в моей ленте есть человек, гораздо более любящий этого певца и разбирающийся в его творчестве – а именно Елена Виноградова, ака cremonese. Ей-то я и предложила написать главу про Азнавура (так чтоб стиль более или менее соответствовал этому циклу лекций), и была страшно рада, получив Ленино согласие. Так что вот, сегодня у нас в гостях приглашенный лектор, Елена В. – прошу любить и жаловать!

Charles Aznavour (1924)


«Лекция» Лены состоит из трех частей (примерно так – конечно, кое-где приходилось нарушить хронологический порядок):

1. Шарль Азнавур, начало карьеры (1940-1950 годы)
2. Шарль Азнавур, 1960 годы, расцвет творчества
3. Шарль Азнавур, 1970 - наши дни.

Спасибо Лене, я и сама немало узнала из этих постов. Начиная с такой животрепещущей детали, как измененная форма носа (да-да, в первом посте есть фотография «до»!), и кончая той самой задачей, которую ставила Лена: показать, что Азнавур – это не только «амур-тужур», а гораздо серьезнее и разнообразнее.

Нет, он так и не стал моим любимым автором (см. определение выше). Но по крайней мере я знаю, что в гипотетической выборке «лучшего из лучшего» Азнавура вместо десятка песен теперь у меня окажутся как минимум тридцать. Ну и вообще-то для мировой культуры не имеет особого значения, насколько некая Н.М. любит и ценит Азнавура (если что, детали своего отношения Н.М. может объяснить в комментах). А что действительно интересно понять – это какие особенности и черты обеспечили Азнавуру столь высокое место на олимпе французской песни, да и мировой тоже. Почти исчерпывающий ответ содержится в Лениных постах. Единственное, чего мне в них не хватает – эдакого масштабного и отстраненного взгляда на творчество певца. Такой взгляд я нашла в прекрасной статье американского журналиста и музыкального критика Джоди Розена, и я переведу из нее несколько фрагментов (с небольшими сокращениями и изменениями).

«Мои проблемы – это мой голос, мой рост, мои жесты, нехватка культуры и образования, излишняя откровенность и недостаток индивидуальности.» Так в 1950 году писал 26-летний певец и автор песен Шарль Азнавур, однажды ночью в подпитии размышляя над своей забуксовавшей карьерой. Ничего, – заключил он, – нельзя поделать с этим нестандартным голосом, чей пряный и резкий «восточный» оттенок идет настолько вразрез с гладкой и беззаботной манерой пения попупярных певцов. Не видно было и решения проблемы маленького роста (всего 160 см). Откровенность – еще один безнадежный случай: «я неисправим: могу выложить все, что думаю, любой персоне вне зависимости от ее важности.» Азнавур до сих пор хранит листок бумаги, на котором он нацарапал эти мысли в одну из тяжких ночей времен своего восхождения к вершинам французской эстрады, затянувшегося на десятилетия. Той ночью Азнавур решил обратить свои недостатки в свои достоинства – принять свою странность, обуздать свое безрассудство и поставить их на службу своим песням.

Сделав это, он преобразил французскую песню и построил один из уникальных миров поп-музыки. Он свел воедино буйство музыкальных течений, возродив французскую песню как род городской цыганской музыки, он применил живой «человеческий язык» там, где было принято выражаться нарочито книжным стилем, оживив французскую песню новым космополитизмом и изысканностью.

Популярность Азнавура объяснить нетрудно. Он потрясающий исполнитель, и недостаток внешней привлекательности с лихвой восполняет обаянием своей личности. Азнавур никогда не претендовал на тонкий вкус и не шел в авангарде искусства, как некоторые его современники (например, Брель). Однако музыка его оказалась весьма привлекательным синтезом американского джаз-попа и общеевропейских цыганских течений. Впечатляет сам диапазон его творчества: бойкие современные мотивы, стилизации под цыганские напевы, величественные баллады, горько-сладкие песни на тему старения и ностальгии, пикантные рассказы и сценические портреты.

Этой последней категорией Азнавур гордится особенно, и более всего многочисленными песнями, где эти портреты отражают социальные проблемы. Он поет о СПИДе, о дорожных происшествиях, разводе; среди его песен есть странная зарисовка о муже, обеспокоенном весом своей жены, и песня о мужчине, любящем глухонемую женщину. Взятые вместе, эти песни ставят перед собой довольно амбициозную цель: подобно Бальзаку, написать «Человеческую комедию», но для ХХ века. И хотя эта его комедия носит отчетливо французский колорит, Азнавур – феномен интернациональный. В 1998 году по результатам международного интернет-голосования, организованного каналом CNN и журналом Time, Азнавур был назван Артистом 20-го столетия, опередив Элвиса Пресли и Боба Дилана.

Сегодня, по прошествии шести десятков лет артистической карьеры, Азнавур остается звездой, принадлежащей Франции и всему миру: великий носитель традиции французского шансона и один из последних стилистов классической поп-песни.



Иллюстрацию всему написанному выше вы найдете в постах Е.В. Желаю приятного и познавательного чтения. А я тут в заключение переведу самую-самую свою любимую песню Азнавура.




La Boheme

Paroles: Jacques Plante
Musique: Charles Aznavour

Je vous parle d'un temps
Que les moins de vingt ans
Ne peuvent pas connaître
Montmartre en ce temps-là
Accrochait ses lilas
Jusque sous nos fenêtres
Et si l'humble garni
Qui nous servait de nid
Ne payait pas de mine
C'est là qu'on s'est connu
Moi qui criait famine
Et toi qui posais nue

La bohème, la bohème
Ça voulait dire on est heureux
La bohème, la bohème
Nous ne mangions qu'un jour sur deux

Dans les cafés voisins
Nous étions quelques-uns
Qui attendions la gloire
Et bien que miséreux
Avec le ventre creux
Nous ne cessions d'y croire
Et quand quelque bistro
Contre un bon repas chaud
Nous prenait une toile
Nous récitions des vers
Groupés autour du poêle
En oubliant l'hiver

La bohème, la bohème
Ça voulait dire tu es jolie
La bohème, la bohème
Et nous avions tous du génie

Souvent il m'arrivait
Devant mon chevalet
De passer des nuits blanches
Retouchant le dessin
De la ligne d'un sein
Du galbe d'une hanche
Et ce n'est qu'au matin
Qu'on s'asseyait enfin
Devant un café-crème
Epuisés mais ravis
Fallait-il que l'on s'aime
Et qu'on aime la vie

La bohème, la bohème
Ça voulait dire on a vingt ans
La bohème, la bohème
Et nous vivions de l'air du temps

Quand au hasard des jours
Je m'en vais faire un tour
A mon ancienne adresse
Je ne reconnais plus
Ni les murs, ni les rues
Qui ont vu ma jeunesse
En haut d'un escalier
Je cherche l'atelier
Dont plus rien ne subsiste
Dans son nouveau décor
Montmartre semble triste
Et les lilas sont morts

La bohème, la bohème
On était jeunes, on était fous
La bohème, la bohème
Ça ne veut plus rien dire du tout

Богема

Музыка: Шарль Азнавур
Paroles : Jacques Plantes

Я расскажу вам о тех временах,
Что не могла застать
Нынешняя молодежь.
Тогда Монмартр
Развешивал свою сирень
Прямо у нас под окнами.
И хотя убогая комнатка,
Служившая нам жилищем,
Не отличалась привлекательностью,
Именно здесь мы узнали друг друга –
Я тогда перебивался с хлеба на воду,
А ты позировала обнаженной.

Богема... богема –
Это слово означало, что мы были счастливы.
Богема... богема –
И если мы ели, то лишь через день на второй.

Мы были теми,
Кто торчал в соседних кафе
В ожидании славы.
Нищие
И вечно голодные,
Мы не переставали в нее верить.
И если какое-то бистро
За вкусный горячий обед
Покупало у нас картину,
Мы читали стихи,
Собравшись у огня
И забыв про зиму.

Богема... богема –
Это означало, что ты красива.
Богема... богема –
И все мы тогда были гениальны.

Часто всю ночь напролет
Мне случалось не смыкать глаз
Перед мольбертам,
Ретушируя рисунок
Линии груди,
Изгиба бедер.
И только лишь под утро
Мы садились наконец
За чашку кофе со сливками,
Уставшие, но счастливые –
Мы любили друг друга,
И любили жизнь.

Богема... богема –
Это слово означало, что нам по двадцать.
Богема... богема –
И мы жили воздухом эпохи.

Когда в круговороте дней
Мне случается забрести
По прежнему адресу,
Я не узнаю ничего:
Ни стен, ни улиц,
Где прошла моя молодость.
Под крышей дома
Тщетно я ищу мастерскую,
От которой ничего не осталось.
В своем новом убранстве
Монмартр смотрит печально
И сирени больше нет.

Богема... богема –
Мы были молоды, мы были безумны.
Богема... богема –
Больше это слово не означает ровным счетом ничего.

© NM sova_f



На сегодня у меня все. Следующую главу обещаю писать самостоятельно.
Tags: 50-60, Шарль Азнавур, лекции, песенки, французская песня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 145 comments