Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Французская песня 1950-1960 годов. Мулуджи

Архивы для скачивания: 1, 2 (см. в конце примечание №1).

Аристид БрюанЖюльетт ГрекоМулуджи – Серж Реджиани – Жорж Брассенс – Жак Брель – Лео Ферре – Жан Ферра – Борис Виан – Ги Беар – Шарль Азнавур – Барбара – Клод Нугаро – Серж Лама – Мирей Матье – Серж Генсбур

Продолжая разговор о «великих исполнителях» и возвращаясь к песням «золотого фонда»: если вы меня спросите, в чьем исполнении я больше всего люблю слушать эти песни – я не назову ни Пиаф, ни Греко, ни Монтана. Я скажу: Мулуджи. Впрочем, Марсель Мулуджи не только исполнитель, но частично и автор своего репертуара.



Mouloudji (1922 – 1994)


Наверное, Мулуджи можно присвоить титул самого «парижского» из французских певцов – хотя бы за то, что он вырос на парижских улицах в буквальном смысле этого слова. У Мулуджи была удивительная, почти сказочная судьба. Он родился в Бельвилле, парижском квартале бедноты, в далекой от благополучия семье бербера (алжирского эмигранта) и бретонки. Мать (работавшая уборщицей) страдала от алкоголизма и закончила свои дни в психолечебнице, оставив двоих сыновей – Марселя и Андре – на попечение отца. Семья жила в нищете, одно время Марсель даже начал воровать, но когда его поймали, испугался и перестал.

Отец, каменщик по профессии и коммунист по взглядам, частенько сидел без работы и посылал детишек на улицу петь за деньги. И вот как-то раз во время такого уличного концерта на детей наткнулся актер и режиссер Сильвэн Иткин. Впечатлившись выступлением, он привел их в театральную труппу «Октябрь». Труппой руководил прославленный актер Жан-Луи Барро; с ней были связаны Жак Превер и Жозеф Косма (тогда еще не знаменитые), и издатель Марсель Дюамель, ставший приёмным отцом этих детей.

Жан-Луи Барро в книге «Воспоминания для будущего» пишет: «Цыганский композитор Жозеф Косма писал для нас чудесные песни на стихи Превера. Нам нужен был мальчик. Иткин указал мне на мальчонку лет восьми – он болтался в одном из рабочих кварталов Парижа, боялся только собак и фараонов. Звали его Мулуджи. Мы приютили его у себя на «Чердаке» [так называлось их товарищество]. Когда мальчик улегся спать в первый вечер, мы услышали, что он шевелится на кровати. «Ты не спишь?» – спросил я. – «Нет, я себя баюкаю. Я всегда себя баюкаю». И в самом деле, он раскачивался направо-налево, закутывался в сон. У него был очаровательный голос, и когда он с улыбкой на лице пел: «Ах, как печально наше детство» на стихи Превера и на музыку Косма, у нас щемило сердце». Вот таким образом вытянув счастливый билет, еще мальчиком Марсель оказался в самом центре парижской театральной жизни.

В 1936 году состоялась его театральная премьера, тогда же он снялся в картине Марселя Карне «Jenny» и к 16 годам стал настоящей звездой киноэкрана. С тех пор фильм следует за фильмом, за 22 года Мулуджи успел сняться в 42 картинах, включая такую классику как «les Disparus de Saint-Agil» (Кристиан-Жак, 1938), «Boule de suif» (Кристиан-Жак, 1947) и «Nous sommes tous des assassins» (Андре Кайатт, 1952). Ему даже довелось исполнить роль самого себя (в картине «Eaux troubles», режиссер Анри Калеф, 1949 год). Кстати, обратите внимание на афиши: нигде не указывается имя Марсель, везде значится просто «Мулуджи»: это сценическое имя, принятое артистом, осталось с ним до конца жизни.


После войны Мулуджи посещает бары Сен-Жермен-де-Пре и становится одним из персонажей легендарной философско-артистической тусовки. Симона де Бовуар часто упоминает его в своем романе «La force de l'âge», а сам Мулуджи описывает свое вращение в литературном мире в книге мемуаров «Enrico», позже удостоившейся специального приза. Возможно, это единственные в мире мемуары, написанные в двадцать (!) лет. Продолжая активно сниматься в кино, в 1947 году он начинает увлекаться живописью, но особенно серьезно – пением.

Первый большой успех приходит к Мулуджи как раз из кино – причем из картины, где он не снимался. Песня «La complainte des infidèles», звучащая за кадром в фильме «La Maison Bonnadieu» (1951) режиссера Карло Рима, становится началом его большого успеха как певца. Сама песня тоже стала знаменитой, и кто только не пел ее вослед:

Я их не слышала, я так обожаю эту песню в оригинальном исполнении Мулуджи, что мне не надо. Исполнении проникновенном, драматическом и насмешливом одновременно, так что и не понимаешь до конца, в шутку он или всерьез. Но я таки считаю, что песня серьезная, справедливая и тем самым вполне оптимистическая по своему итогу! По крайней мере, виновные наказаны.

Mouloudji: La complainte des infidèles (1951) Песнь о неверных любовницах


Paroles: Carlo Rim
Musique: Georges Van Parys

Первый успех повлек за собой вереницу дальнейших: первая пластинка (не без участия вездесущего Жака Каннетти), и еще одна великая песня, ставшая визитной карточкой Мулуджи (вот ее-то поди и не пел никто, кроме него).


Mouloudji: Comme un petit coquelicot (1952) Как маленький цветок мака

Paroles: Raymond Asso
Musique: Valery Claude

Cреди нескончаемых роликов с картинками маковых полей (не без вкрапления легкой порнушки), отыскался совершенно дивый live молоденького Мулуджи с цветком в руке, ведущего диалог со своим же голосом за кадром. Чудо как хорош!


Mouloudji Comme un p'tit coquelicot, by richardvallouise

За песню «Comme un p’tit coquelicot» в 1952-53 гг. М. получил две престижные музыкальные награды: «Grand Prix du disque» и «Prix Charles-Cros». Этот огромный успех был повторен в 1954 году с песней «Un jour tu verras».

Mouloudji: Un jour tu verras (1954) Однажды ты увидишь

Paroles: Mouloudji
Musique: Georges van Parys

К концу пятидесятых песня занимает все большее место в жизни Мулуджи. Он практически оставляет кино (после 1958 года уже не снимается) и полностью посвящает себя песне. Более того, не довольствуясь ролью простого исполнителя, начинает писать свои собственные тексты, а порой и музыку. Однако увы – с песней у Мулуджи не получается того коммерческого успеха, что состоялся с кино. Не исключено, что роковую роль в этом невезении сыграла знаменитая песня «Дезертир» на стихи Виана. По причудливому стечению обстоятельств этот ставший впоследствии культовым анти-милитаристский манифест был впервые исполнен Мулуджи 7 мая 1954 года, в самый что ни есть день поражения французов при Дьенбьенфу. Разражается большой скандал, Мулуджи становится мишенью для нападок политиков и цензоров. Песня запрещена на радио (запрет продолжался несколько лет), и цензура (лиха беда начало) будет преследовать певца на протяжении всей жизни.

Борис Виан у нас еще впереди, b мы расскажем о «Дезертире» в свое время, оставив кесарю кесарево. В исполнении же Мулуджи я хочу дать другую э-э-э... ну, в общем да, тоже вполне антивоенную песню, и тоже на стихи Виана. Тем более, что Мулуджи (в соавторстве с Андре Ассаягом) положил ее на музыку. На мое счастье нашелся симпатичный клип исполнения Мулуджи и очень приличный перевод Владислава Зайцева (перевод не без огрехов, но сделаем скидку, ибо песня – увидите сами – крайне сложна для перевода). У Виана стихотворение называлось «Allons z'enfants» («Вперед, сыны» в переводе Зайцева), а у Мулуджи – «Новобранец».

Mouloudji: Le conscrit (1952) Новобранец


Musique: Mouloudji et André Assayag
Paroles: Boris Vian




Как ни странно это сочетается с лирической частью его творчества, Мулуджи был ангажированным певцом: активно участвовал в антимилитаристском движении, долго (хоть не до конца жизни) разделял коммунистические взгляды, привитые ему с детства отцом. После того как несколько раз он становился жертвой цензуры, он уже писал и пел все, что ему вздумается, не оглядываясь на последствия. Биографы и друзья отмечают, что для Мулуджи было важно не приносить своих убеждений в жертву карьере.

Чем реже были его выступления, тем восторженнее принимала своего кумира верная публика. Одним из таких праздничных событий стал концерт в Олимпии в 1975 году (значительная часть видеозаписей М. на ютубе – оттуда).

Несмотря на недостаточное внимание со стороны медиа, Мулуджи никогда не переставал писать песни и записывать альбомы. Парадоксальным и несправедливым мне кажется такое положение, что некоторые замечательные альбомы, записанные в 70-х, остались практически неизвестными. Пример – альбом 1977 года Le Bar Du Temps Perdu. Когда-то я просто влюбилась в Мулуджи за этот альбом, и недаром он получил престижный «Grand prix du disque».






MOULOUDJI - Le Bar Du Temps Perdu

«Le Bar Du Temps Perdu»,
«La Rose Rouge»,
«La Pagaille Ou La Caserne»,
«Noel Des Mégots»,
«Partouze»,
«Vase De Soissons»,
«Ronde»,
«Cinéma Muet»,
«Ma Voleuse»,
«Première Maitresse»,
«Plus Ça Va».

И вот, к сожалению, ни одна из этих песен (прекраснейших, любимейших) не фигурирует в доступных мне ныне сборниках. Я бы вообще выбрала совсем не те песни, что были отобраны для Grands Success и прочих компиляций...

Помимо песенного творчества, Мулуджи написал несколько пьес и поставил спектакли в театре Vieux Colombier по творчеству Превера и Брюана. Мулуджи вообще считается одним из лучших исполнителей Превера. Втроем с Превером и Косма они творили чудеса.

Особенно я люблю в его исполнении великую песню «Les feuilles mortes» Между прочим, Мулуджи единственный, кто поет ее длинную версию. Я к этой версии привыкла с детства, и в исполнениях других певцов мне не хватает опущенного куплета. На этой страничке можно ознакомиться с десятком других исполнений «Опавших листьев», и там же имеется хороший русский подстрочник (полной версии). Этот ролик к сожалению не «живой», но очень славно скомпонован из иллюстраций к тексту и портретов Мулуджи и Превера.



Еще непременно надо упомянуть антологию бал-мюзет «Et ça tournait», записанную в 1976 с аккордеонистом Марселем Аззола (помните брелевское «Chauffe Marcel, chauffe»?) - это тоже важная грань исполнительского мастерства Мулуджи.

Марсель Мулуджи, просто Мулуджи, «Moulou», как звали его близкие друзья, умер 14 июня 1994 года, в возрасте 72 лет. Слишком рано, в разгаре творческих планов и многочисленных назаконченных проектов, среди которых недописанные картины, продолжение мемуаров и новый альбом. Он оставил о себе память как о многогранном артисте (актер театра и кино, писатель, художник, автор текстов песен и потрясающий исполнитель) и человеке чрезмерно скромном, искреннем, бескорыстном и верном своим убеждениям.

Мулуджи сумел сделать образцовую карьеру: не идя на уступки и не испытав особых взлетов, он создал ряд песен, ставших бессмертными. «Голос Мулуджи – писали критики – это нежный и насмешливый голос парижских предместий. Он сумел пронести через всю свою жизнь принадлежность к редкой породе истинных парижских мальчишек. Талант Мулуджи настолько совершенен, что для создания меланхолического фона, характерного для его персонажа, ему вполне хватает собственного голоса под напев шарманки или аккордеона». Еще биографы часто замечают, что талант Мулуджи недостаточно был оценен ни при жизни, ни после смерти. Но возможно, его камерный талант и не предполагал особо широкого признания. А кому оказалась близка тональность его творчества, оценили это сокровище сполна.

В заключение давайте послушаем песню Мулуджи на его собственные стихи «Вдоль улиц Парижа» (иллюстрации сами узнаете чьи – и даже удивительно, как здорово они легли на эту песню).

Mouloudji: Le long des rues de Paris (1956) Вдоль улиц Парижа


Musique: Charles Henry
Paroles: Mouloudji


ПС 1. Два архива (на которые ссылка в начале поста) устроены так. В начале первого архива идут (пронумерованные) шесть песен, которые мы слушаем в посте, а после них – то, что мне удалось собрать по сети. Продолжение – во втором архиве.

ПС 2. Цитируя Ж.-Л. Барро про то, что Мулуджи был найден на улице в восьмилетнем возрасте, я противоречу информации из Википедии (обильно копируемой многими другими сайтами), что Мулуджи познакомился с Иткиным в 1935 году, то есть когда ему было тринадцать. С учетом того, что Иткина эти источники называют Atkine, я все же склонна верить Барро.

ПС 3. Как ни старалась я отыскать в интернете картины Мулуджи, вот все, что мне удалось найти:

Зато этот автопортрет хранился в моих запасниках испокон веков – ну вот, а теперь он появился и в сети.

ПС 4. По поводу альбома «Le Bar Du Temps Perdu». Я конечно могу утешаться, что самые любимые и так звучат в моей голове, но все-таки...ну очень хотелось бы слушать и переслушивать их в исполнении Мулуджи. Друзья, у меня большая просьба, найдите мне эти песни! «Ma voleuse», в первую очередь.

ПС 5. Я все-таки отвечу на не заданный мне, но наверняка витающий в воздухе вопрос. Почему в этой лекции есть Мулуджи и нет Ива Монтана? Вопрос резонный: в моей большой и красивой «Энциклопедии французской песни» материал, посвященный Монтану, занимает большой цветной разворот, а Мулуджи выделены две скромные колонки. Не буду перечислять все причины (их несколько), назову главную: про Монтана и так все все знают, а кто знает Мулуджи за рубежом Франции? Избранные знатоки французской песни. И если именно сейчас, этой публикацией мне удалось открыть хоть для кого-нибудь из вас новый прекрасный мир голоса и песен Марселя Мулуджи, я буду считать свою задачу выполненной. И буду счастлива разделить с вами свою любовь.

© sova_f Наталия Меерович
Tags: 50-60, Мулуджи, лекции, французская песня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 130 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →