Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

Жюльетт – 4: «Le Festin de Juliette»

Начало: 1, 2, 3

Архив для скачивания: Juliette-4.zip

В 2001 году, после тринадцати лет сотрудничества с продюсером Мизиан Але (Mysiane Alès), Жюльетт прекращает работу с фирмой "Le Rideau Bouge" и подписывает контракт с фирмой звукозаписи "Polydor", принадлежащей крупнейшему концерну "Universal Music." Это событие ознаменовано выпуском сборника "Long Box", состоящего из трех CD и включающего четыре неизданные песни. И наконец, 29 января 2002 года выходит долгожданный четвертый студийный альбом: «Le Festin de Juliette».


Переход в крупную фирму настораживает поклонников Жюльетт. Многие опасаются, что ее яркий и сочный персонаж, всегда шедший наперекор общепринятому по всем возможным параметрам (внешности, модным музыкальным направлениям, традиционным формам песенного текста – и вообще коммерческому формату как таковому), прогнется под требования коммерциии, потеряет душу. Напрасно! Жюльетт оговаривает себе полнейшую артистическую свободу: продолжать выдавать на гора абсолютно неформатную продукцию, давать интервью кому угодно и даже болтать в чате сколько влезет. А выгода очевидна: благодаря рекламной силе компании альбом занимает 21-е место в "Top Albums" - при том, что оказывается чуть ли не самым неформатным даже по сравнению с остальными альбомами Жюльетт: жестким, циничным, не слишком удобоваримым.

"Оставив ложную скромность, я должна заявить, что это МОЙ диск, МОЙ собственный, который я сделала САМА, своими собственными ручками". Жюльетт имеет в виду тексты, музыку, микширование, дизайн обложки и общее художественное руководство проектом. Не то чтобы она все это сделала сама (и конечно, на обложке альбома она горячо благодарит всю команду), но очень активно во всем поучаствовала. Музыка, как всегда, в основном ее, а в качестве главного соавтора по текстам выступает верный Бернар Жуайе: три текста принадлежат ему целиком, два написаны совместно.

Кроме того, Жюльетт заявляет, что альбом концептуальный и посвящен семи смертным грехам, которые суть: тщеславие, зависть, похоть, лень, чревоугодие, жадность и гнев. По одной песне на каждый грех и еще пять на развод.

Новый альбом забавным образом включает ключевые элементы трех предыдущих: черные краски «Неотразимой», женскую тему «Женских рифм», человеческую и божественную комедию «Убийц без ножей».

Эта преемственность очевидна из первой же песни альбома - «L'éternel féminin». Заметим, что Жюльетт продолжает свои онтологические экзерсисы ровно с того самого мефистофельского смеха, которым заканчивался «Повелитель амфор». А дверка, открывающаяся в начале песни, скрипит очень похоже на ту, которая в песне о ядах ("Poisons" из первого альбома). Обратите внимание на то, как замечательно меняется музыка по ходу песни - чтоб слушатель не соскучился.

L'éternel feminin (2002) Вечная женственность

Paroles et musique: Juliette Noureddine

Велено звать «хозяйкой»? Отличная идея для фанатов - отныне так они и зовут своего кумира: «Patronne». Есть хозяйка - есть и свита: Жюльеттины «мальчики», «les garçons». «Мальчики» - давно уже не мальчики, а ровесники Жюльетт: первоклассные, признанные музыканты и импровизаторы, к тому же замечательно раскованные на сцене. На момент выхода "Пира Жюльетт" (2002) их пятеро: Bruno Grare, Didier Bégon, Karim Medjebeur, Franck Steckar, Phillipe Brohet - а в следующем альбоме (2005) к ним присоединится Christophe Devillers и мальчиков станет шестеро. Вот фотография, снятая lev_m в апреле 2008 года на концерте в Лионе: "Жюльетт и ее мальчики".

В песне «Непонятная рагга» мальчикам не только уготована яркая и значимая партия - они даже числятся в авторах музыки. «Непонятная рагга» и в самом деле непонятная. Текст построен по типу «Бармаглота» («Jabberwocky») или «глокой куздры» - но не весь: время от времени эта абракадабра перемежается нормальными фразами типа: «Другими словами, они ошибаются!» или «Другими словами, они меня не поймут!». Но и это еще не все. В буклете Жюльетт «переводит» песню на французский. И вот какое содержание вырисовывается из этого «перевода».

Что желтая пресса и мерзкие критики гнобят Жюльетт за богатый словарь - а что поделать? богатый словарь ее песен – шиболет между ней и ее публикой, следовательно она должна держать марку. А если мерзкие критики думают, что их претензии ее как-то трогают, то они ошибаются! И что она не переваривает этих писак и их светские рауты, однако пьет не только воду и никогда не откажется продегустировать вина хорошего разлива. И что публика ей признательна за интенсивную эксплуатацию богатства родного языка. Сама же певица, будучи плодовитой поэтессой, влюбленной в семантику, рада нести своей публике этот прекрасный дар. Если же она вдруг напишет нечто простое и банальное, то публика ее элементарно не поймет!

При этом канва, по которой написан квазитекст, выглядит достаточно простой, энергичной, разговорной – а «перевод» написан высокопарным, напыщенным и старомодным слогом (с богатым словарем, да-да). То есть какая-то двойная и тройная игра слов и смыслов, украшенная подтруниванием над собственной персоной. То, что на первый взгляд кажется игрой ума, шуткой и безделушкой - на второй оказывается вполне программной песней, единственной в творчестве певицы на сегодняшний день.

Я прошу прощения, но на этот раз по коричневой кнопке – обманка. Слева – абракадабра, а справа (вместо перевода на русский) – Жюльеттин «перевод» на французский, который я синхронизировала с абракадаброй слева. Бернару Жуайе за текст – орден Диора третьей степени, и Жюльетт такой же – за перевод. А также «мальчикам» за помощь в написании музыки и шикарное исполнение.

Un ragga abscons (2002) Непонятная рагга

Paroles: Bernard Joyet
Musique: Juliette Noureddine et ses garçons


Удивительным образом четвертый альбом, перепрыгнув через голову второго и третьего, возвращается к пьер-филипповским интонациям первого ("Irresistible"): к его черным краскам, играм со смертью и вопросам нетрадиционной сексуальной ориентации. Остановимся на минуту на этой теме. Если в первом альбоме лесбийские интонации пронизывали чуть ли не все содержание, то здесь эта тема отражена всего в одной песне - внешне неброской, но потрясающе щемящей и трогающей за душу.

Garçon manqué (2002) Девочка-мальчик

Paroles et musique : Juliette Noureddine

Между прочим заметим, что враждебный мир, возникающий из рисунка на ковре в голове десятилетней девочки из семидесятых, как две капли воды напоминает антураж современных компьютерных игр (до которых сама Жюльетт большая охотница, и мы еще поговорим на эту тему в следующий раз). А последняя строфа, смешавшая игру и реальность, мнимое поражение и реальное отчаяние, делает эту песню одной из сильнейших в альбоме.

Жюльетт никогда не скрывала своих сентиментальных предпочтений, но с другой стороны, и не афишировала. Однажды на заданный интервьюером вопрос «а где же Ромео?», она ответила: «моего Ромео зовут Джульетта» и больше на эту тему не особенно распространялась. Она не числит себя среди борцов за права ГЛБТ, считая сексуальную ориентацию, как и вероисповедание, частным и интимным делом каждого. Но петиции иногда подписывает, когда к ней пристают.

- Вы крайне скрытны по отношению к масс-медиа.
- Моя жизнь не слишком интересна, не рок-н-ролл. Люблю пообщаться с друзьями, поиграть на PlayStation - ничего особенного.
- Неужели вам не хочется, чтоб масс-медиа говорили о вас больше, привлекая тем самым внимание публики к вашему творчеству?
- Смотря что говорить. Когда я читаю всю эту бредятину, написанную журналистами про моих коллег, я говорю себе, что вовсе даже неплохо спрятаться совсем и жить спокойно и счастливо от них вдали.


Она права! И тут мне снова вспоминается Жорж Брассенс с его «Трубами признания» – и жизненными принципами вообще. Как Брассенс предпочитал держаться подальше от журналистов – так и Жюльетт, и если дела не требуют ее присутствия в Париже, предпочитает отсиживаться в Тулузе, ее любимом городе.


Ну и раз уж мы о Брассенсе, то вспомним, как он любил "щекотать нос Старухе Смерти цветами" – и сполна насладимся Жюльеттиным черным юмором в следующей песне, которая тоже в общем-то – вылитый Брассенс. На сей раз Жюльетт – соавтор текста (вместе с Бернаром Жуайе), а музыку написал Дидье Горе – не тот Дидье, который из "мальчиков", а тот, который второе фортепьяно в концертном альбоме "Deux pianos".

Le dernier mot (2002) Последнее слово

Paroles: Bernard Joyet, Juliette Noureddine.
Musique: Didier Goret

Смерть уверенно поселилась и вальяжно прогуливается по страницам четвертого альбома Жюльетт: из двенадцати песен три посвящены смерти. Среди них – одна из моих любимых (как выяснилось, и Жюльетт тоже). Она написана на стихи (держитесь крепче! – предупреждает Жюльетт в интервью) Оскара-Венцеслава де Любич-Милоша (1877—1939), французского поэта (названного Полем Валери «одним из глубочайших голосов поэтического мира XX века») и литовского дипломата: «дипломат днем, поэт ночью», как он говорил о себе. Не удивляйтесь разным именам в Википедии (Оскар-Венцеслав) и в подписи к песне (Оскар-Владислав). Именно так он подписывал свои произведения: Oscar Vladislas de Lubicz Milosz, O. V. de L. Milosz.

Мир тесен: этот Милош – родственник (дядя) и наставник того самого Чеслава Милоша – польского поэта и нобелевского лауреата, которого переводил Бродский.

«Все мёртвые пьяны» (отрывок из книги стихов 1906 г. «Семь одиночеств») – стихотворение Милоша-старшего, вполне известное и знаменитое и без усилий Жюльетт. Но именно благодаря ей, думаю я, мёртвые Лофотена обречены на полное и окончательное бессмертие.

Tous les morts sont ivres (2002) Все мёртвые пьяны

Paroles: Oscar-Vladislas de Lubicz-Milosz
Musique: Juliette Noureddine

Последняя песня альбома, давшая ему название, выбрана и в качестве музыкальной заставки для "подпольного" сайта Жюльетт (всего вебсайтов имеется три: "официальный", "неофициальный" и "подпольный"). Эта мелодия бесконечно крутится на сайте, когда в него входишь, она крутится в голове, когда песня кончается – и почему-то никогда не приедается и не надоедает. Наверное, эта песня вас слегка шокирует, как шокировала в свое время меня - однако привыкнете. На сей раз безымянный фанат-труженик сети поленился отыскать за меня все упомянутые в песне съедобные и несъедобные объекты черного цвета, и мне пришлось трудиться самостоятельно. Просидев два часа сначала в сети, затем в обнимку с томом Пти Робера, я все узнала про кору пробкового дуба (liége, который не город), про блины Демидофф, про трюфеля в саркофаге и грибы кратереллусы, они же трубы мертвых, и про каракатиц в собственных чернилах. А загадочное слово «lézarine» так и не нашла вообще... (апдейт: была ошибка в тексте песни, оказался alizarine)

Я вообще-то не уважаю чернуху, а эстетство в собственном соку уподоблю каракатице в собственных чернилах. Но заслышав этот голос сирены под волшебную, дьявольскую музыку, замираю очарованная и околдованная, и слушаю и переслушиваю снова и снова...

Le festin de Juliette (2002) Пир Жюльетт

Paroles et musique: Juliette Noureddine

Обычно песню, не привлекающую меня физически музыкально, я просто прокручиваю и забываю о ней - однако эти семь грехов, заявленные Жюльетт, заставили меня хорошенько прослушать и изучить все песни диска и даже полюбить некоторые из них наперекор первому впечатлению. Установление взаимно-однозначного соответствия между песнями и грехами дало следующее:
• L'éternel féminin – тщеславие
• Impatience – зависть
• Garçon manqué - ?
• Retour à la nature - ?
• Mode d'emploi - ?
• Il n'est pas de plaisir superflu – похоть
• La paresse – лень
• Tous les morts sont ivres - ?
• Un ragga abscons - ?
• Le dernier mot - ?
• Le festin de Juliette – чревоугодие

Жадность и гнев так и остались неопознанными, а вот песенку на тему зависти я пожалуй здесь дам, хотя и без перевода. Стоя возле дома бывшего возлюбленного, лирическая героиня вычисляет среди толпы его возлюбленную теперешнюю, наблюдает, как та приближается к дому, и воображает, что произойдет за закрытой дверью и чем закончится эта недолгая любовь. Такое своеобразное продолжение темы «Les yeux d’or» и «Sur l’oreiller», но в более привычном и земном варианте – и мелодия здесь попроще, чем там.

Impatience (2002) Нетерпение

Paroles et musique: Juliette Noureddine

Авторство следующей песенки целиком принадлежит Бернару Жуайе, да и не слишком она мне нравится – помещаю ее сюда только потому, что к ней как раз нашлись иллюстрации, подобранные безвестным энтузиастом – целый каталог атрибутов лени.

La paresse (2002) Лень

Paroles et Musique: Bernard Joyet:

Лень в картинках

В конце песни лиргероиня настолько разленилась, что предлагает публике закончить песню самостоятельно – при условии, что это будет не слишком громко. Кажется, мне стоит последовать ее примеру по отношению к этому посту, потому что утомилась я жутко, и наверняка утомила своих читателей тоже.

А в общем могу сказать, что этот альбом, как уже это было с «Irresistible», из нелюбимого сделался любимым и затянул в себя неслабо. Хотела отделаться тремя песнями с переводом, а получилось целых шесть!

Следующий, «Mutatis Mutandis» – изначально обожаемый. Посмотрим, как получится с ним.

Tags: Жюльетт, лекции, французская песня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 133 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →