Пестренький (sova_f) wrote,
Пестренький
sova_f

  • Music:

Жюльетт-3: «Assassins sans couteaux»

Начало: 1, 2

Итак, я добралась до любимого альбома (одного из двух). «Assassins sans couteaux», вышедший 20 ноября 1998 года - третий студийный альбом Жюльетт после «Irrésistible» и «Rimes féminines».

Собственно, две песни из него (с переводами) я прицепила уже к прошлому посту, чтоб несколько разрядить гнетущую (меня) обстановку «Женских рифм». Впрочем, один очень уважаемый мною анонимный комментатор прошлого поста сказал, что «Rimes féminines» ничем не хуже «Irrésistible», а все жуки у меня в голове. Пожалуй, не буду сильно настаивать на превосходстве «Irrésistible» по сравнению с «Rimes féminines» (ведь и его я полюбила не сразу), но то, что «Assassins sans couteaux» в два раза лучше - настаиваю уверенно. По размаху, по разнообразию, по поднятым темам и их трактовке. Насчет качества самих текстов - не скажу, Пьер Филипп тоже неплохо писал.

Мы начнем, как всегда, со скачивания архива. Я к нему пристегнула те две песни из прошлого поста: «La ballade d'Eole» (Frank Giroud) и «C'est l'hiver» (Bernard Joyet)- чтоб оценить этот альбом в совокупности, хорошо бы еще раз их переслушать. Правила с нумерацией песен и коричневыми-бежевыми кнопками те же. Здесь, как вы уже поняли, большинство будет коричневых.

Архив для скачивания: Juliette-3.zip

Есть у Жюльетт две песни, которые я всегда ставлю рядом и невольно сравниваю: "Sur l'Oreiller", с которой мы начали в самый первый раз (и которая понравилась почти всем, кто слушал!) и "Les yeux d'or" из этого альбома, продолжающая тему "чувственного шпионажа". Даже не знаю, какую из них я люблю больше: обычно ту, что слушаю в данный конкретный момент. Вот сейчас – эту: «Золотые глаза».

Давайте посмотрим, как она хитро сделана. Каждый из ее четырех куплетов состоит из трех частей: двух повторяющихся паттернов орнамента (А, B, C, D) и кусков текста, которые не повторяются (1, 2, 3, 4), причем эти орнаменты скользят и сдвигаются в каждом куплете, закольцовываясь в конце. Вот так: A В 1, B C 2, C D 3, D A 4.

Такая структура в совокупности с искусной рифмовкой и ажурным воздушным ритмом делает песенку похожей на тонко сплетенное колье. Кстати, о ритме: злые языки утверждали про Щербакова, что он сначала придумывает замысловатый ритм, а потом уже (на спор, что ли?) к нему слова. Иногда мне кажется (и не только мне), что и Жюльетт развлекается таким же образом. Ах, какая все-таки мастерская работа!

Les yeux d'or (1998) Золотые глаза

Paroles: Frank Giroud et Juliette Noureddine
Musique: Juliette Noureddine

Сортируя песни этого альбома, не без удивления обнаружила, что все мои любимые (кроме «C'est l'hiver») написаны Франком Жиру. При ближайшем рассмотрении оказалось, что Жиру и Жуайе действуют более или менее в рамках определенного амплуа: Жуайе («Moi, j'me tache», «Mayerling», «Lucy») отвечает за юмор и фарс, успешно эксплуатируемые на сцене, а Жиру («L'etoile rouge», «La pagoda de cheval blanc», «Les yeux d'or») – за лирически-ностальгическую линию и прочие состояния души (а я страсть как люблю душевное). Конечно, нет правил без исключений - и каждый из них, оказывается, способен с блеском воплотить противоположное амплуа: «C'est l'hiver» должен быть написать Жиру, а «La ballade d'Eole» и «Le prince des amphores» - Жуайе. Но погодите, до повелителя амфор мы еще не добрались.

Так вот – оказывается, по одной из песен Франка Жиру должен был называться альбом, но в последний момент Жюльетт передумала. Начиная с ее названия («Красная звезда») и продолжая легко различимыми посреди французского теста родными словами «муджик», «Васильев» и «Гулаг», песня эта не может оставить равнодушным нашего брата, как не оставила меня. Я немедленно вообразила тот пышный цвет развесистой клюквы, что может за ними скрываться, и бросилась переводить, чтоб позабавиться. Оказалось, что нет, не скрывается! Никакой клюквы, разве что красного многовато – но о том собственно и речь. Текст песни густо пропитан реминисценциями на историю «красных» разных времен и народов через упоминание соответствующих песен; менее очевидные вещи я старалась пояснять в примечаниях.

L'étoile rouge (1998) Красная звезда

Paroles: Frank Giroud
Musique: Juliette Noureddine


«Первоначально альбом должен быть называться «Красная звезда», что бесспорно выше классом, чем «Убийцы». Но я не поладила с Франком Жиру и – вот моя подлая натура! – не захотела ему потрафить, назвав альбом по его песне. С другой стороны, если вспомнить о банде отпетых антикоммунистов. засевшей на радио, то есть шанс, что в этом случае меня бы вообще туда не пустили. Несмотря на то, что песня спокойная и вполне взвешенная. Безусловно, Жиру написал великолепный текст: коммунист или нет, ты все же обязан видеть историю так, как она протекала на самом деле».

Итак, в результате альбом был назван по песне «Убийцы без ножей»: название тоже вполне себе эффектное, к тому же веселенькое. Это единственная песня альбома на текст, полностью написанный самой Жюльетт – зато какая. Для меня, между прочим – вообще одна из любимых во всей французской песне. Обратите внимание на тот момент, когда песня останавливается, замирает перед последним куплетом - редко когда пауза бывает многозначительней. Если бы у нас под носом не торчало продолжение текста (как, к сожалению, происходит в данном случае) и мы слушали песню ушами, то могли бы вроде уже решить, что все, кино-то кончилось... и тут вдруг – неожиданный, роскошный, виртуозный... хм, ну в общем-то "хэппи-енд".

Assassins sans couteaux (1998) Убийцы без ножей

Paroles et musique: Juliette Noureddine

набор слайдов, иллюстрирующих песню,
довольно адекватный (хотя в сущности, можно и без него)

Вот к следующей песне иллюстрации просто просятся, такая она предметная, насыщенная образами и действующими лицами. Помните «Песню Эола»? А cейчас мы увидим еще более упоительный портрет Создателя всего-всего-всего.

"Я всегда особенно тщательно выбираю (или пишу) свои тексты – не столько в литературном смысле (да ладно – NМ), сколько как актер, выбирающий себе роль. Я должна быть уверена, что пройдет много, много времени до того как мне надоест их исполнять - потому и не пою сентиментальные пустышки. Я хочу, чтоб в каждом новом прослушивании слушателю всегда оставалось нечто новое, что он сможет для себя открыть". Наверное, «Повелитель амфор» наиболее ярко иллюстрирует вышесказанное: и в смысле плотности текста и информативности, и в смысле простора для вариаций в исполнении. А знаете, какое у меня там любимое место? «Хе-хе» перед последним куплетом. А раньше был мефистофельский хохот из концовки. И еще мне очень нравится музыка. И оркестровка. И слова. И идея, великолепная и возмутительная в своем нахальстве и богохульстве.

Le prince des amphores (1998) Повелитель амфор

Paroles: Frank Giroud
Musique: Juliette Noureddine

суперпознавательный набор картинок

Очень позабавило, что в списки "алкогольных баронетов" автор подборки добавил Гейнсбура: этого нет в оригинале, но вообще-то оно вполне в духе песни. Интересно, кто сочиняет эти компиляции? Кучу ж времени нужно угрохать, почти как подстрочник написать.

Да вот, кстати, подстрочник к этой песне (уж поплачусь) – просто адские галеры. Мало того, что пришлось хорошо пошуровать по энциклопедии. Мало того, что в тексте куча архаизмов и неологизмов (к примеру, если будете искать в сети слова «torche-pintes» или «fesse-tonneaux», то найдете их в словаре с текстом Жиру в качестве единственной иллюстрации. Главная загвоздка была вот в чем: слово «пьяный» во французском арго (сленге) имеет множество эпитетов-прилагательных (noir – черный, rond – круглый, bourré – набитый, chargé – груженый), и Жиру вольготно с ними играет, прицепляя к ним "церковные" метафоры ("круглый как баптистерий", "черный как сутана"). В русском все по-другому: "под мухой", "подшофе", "пьяный в стельку" – механизм не работает. Лучше за такие вещи вообще не браться - но уж больно зацепило меня это монументальное полотно! Так что не взыщите, если что не так - я старалась, как могла.

Говоря о корнях творчества Жюльетт, вспоминают Бреля, Ферре, Пиаф, Барбару, Бобби Лапуэнта – и никогда Брассенса. А вот этот текст «Повелителя амфор» разве не вызывает в памяти «Великого пана»? Таких сложных, плотных, насыщенных архаизмами, мифологическими и историческими реминесценциями текстов, как у позднего Брассенса, у Жюльетт имеется немало. Оно конечно, в данном случае респект причитается Франку Жиру, но сдается мне, что без Жюльетт не было бы и текста.

Между прочим, меня изрядно удивил тот факт, что Жиру - очень известный сценарист комиксов, а вовсе не профессиональный поэт, и этот альбом Жюльетт - его единственная поэтическая работа.
Frank GiroudBernard Joyet

Жуайе же не просто поэт, а автор-композитор-исполнитель. Сейчас я заглажу свою вину перед ним и дам песенку на его стихи. Собственно, вначале она мне не нравилась - это frederica77, сделав прекрасный подстрочник, просто таки заставила ее полюбить. Да и в сегодняшную подборку ради музыкального разнообразия хорошо подойдет этот буги-вуги + немножко фокстрот. Чернушки давно не было, да? а каннибализма так не было вообще. Но будет еще, не извольте беспокоиться.

Lucy (1998) Люси

Paroles: Bernard Joyet
Musique: Juliette Noureddine

К сему прилагается:
та же "Люси" вид сбоку в исполнении Бернара Жуайе
портрет Люси (реконструкция) (спасибо, Фредерика!)


Особенность этого альбома – мощный оркестр, в котором занято 40 музыкантов, а в роли музыкального директора – Франсуа Робер, легендарный аранжировщик Бреля.

«Впервые я встретила Франсуа в апреле 1991, в театре TLP Dejazet, он зашел ко мне в ложу сказать «спасибо, это было здорово!». Через год, во время минутной (как предполагалось) встречи на «Буржской весне» (главный песенный фестивать Франции - NM) мне как-то незаметно удалось ввернуть, что я дочь своего отца. «Вы дочь Нунура? (так звали моего отца коллеги-музыканты) – я не знал!» Мы почти рыдали друг у друга в объятиях – и в результате я от него вышла на три часа позже, расчувствовавшись вздрызг, потому что все это время он говорил о моем отце. После той встречи мы не теряли друг друга из виду и однажды, когда ужинали вместе, я ему сказала, что работаю над новым альбомом и была бы рада предложить ему музыкальное руководство. Он охотно согласился: сделал несколько аранжировок и занимался общим руководством.»

Если точнее, то Робер оркестровал три песни: «Lucy», «La ballade d'Eole» и еще одна, которую я терпеть не могу: «Moi, j'me tache». Задним числом фанату Бреля действительно cлышится в них нечто родное.

Еще немножко накопится – и я начну говорить об излюбленных темах, мотивах и традициях в творчестве Жюльетт. Ну вот для разгону – эти песни на иностранных языках, которые она вставляет почти в каждый альбом, начиная с «Убийц». Пока я их насчитываю три (две на испанском, одна на средневековой латыни), и все начинаются на букву «F». Честно говоря, я здорово на них отдыхаю, хоть на время переставая вслушиваться в слова и комплексовать, что знаю французский не так хорошо, как думала. Впрочем, после «Повелителя амфор» и «Люси» нам всем положен хороший отдых. Для тех, кто знает испанский – текст по ссылке. Внутреннее чутье мне подсказывает, что она про тореадора.

Francisco Alegre

Musique: Manuel Quiroga (1948)
Paroles: Rafael de León, Antonio Quintero

На этой оптимистической ноте мы прощаемся до следующего альбома. Подводить итоги не буду: я все свои восторги по поводу этого альбома и прочие соображения высказала в процессе, интересно теперь послушать ваше мнение и впечатления. Следующий альбом, «Le festin de Juliette» - на мой взгляд, менее удачный, но три-четыре шедевра наковыряем легко.
Tags: Жюльетт, лекции, французская песня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 125 comments